0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Процент смертности от гриппа и коронавируса

«Все вокруг подогревают панику»

Может ли грипп быть опаснее смертельного коронавируса?

Фото: Родион Платонов / «Коммерсантъ»

Ситуация, сложившаяся в мире в связи с распространением коронавируса SARS-CoV-2, вызывает обеспокоенность и даже панику среди населения планеты. Каждый день СМИ публикуют сводки относительно новых случаев заражения и смертей от осложнений, вызванных заболеванием COVID-19. «Лента.ру» выяснила, насколько этот страх оправдан, чем опасен вирус, а также то, почему люди не так боятся заболеть гриппом, который также может вызвать вирусную пневмонию.

Первые случаи заражения новым коронавирусом начали регистрировать в декабре 2019 года в китайском городе Ухань, находящемся в провинции Хубэй. Вирус может стать причиной острой пневмонии, в отдельных случаях ведущей к смерти пациента.

Власти сразу обозначили место, откуда началось распространение заболевания — городской рынок, где продаются морепродукты и мясо животных, в том числе диких и экзотических. От этого мяса, вероятно, и заразились первые заболевшие. Поскольку поначалу считалось, что вирус не передается от человека к человеку, а число зараженных было небольшим, тревогу бить не стали и никаких ограничений не вводили.

Тем не менее, вскоре стало понятно, что это не так. Появились зараженные в других регионах Китая, а потом и за рубежом страны. Поначалу за ее пределами заболевание диагностировали лишь у единиц, в то время как число инфицированных в Китае быстро начало исчисляться десятками тысяч, а смертельные исходы — тысячами. Однако сейчас в той же Италии коронавирус SARS-CoV-2 выявлен у 300 итальянцев, обнаружены первые случаи заболевания в Австрии, Хорватии и Швейцарии. Разгорается эпидемия в Иране и Южной Корее. ВОЗ объявила о международной чрезвычайной ситуации.

На среду, 26 февраля, число инфицированных перевалило отметку в 81 тысячу человек, из которых в Китае — более 78 тысяч, а число умерших подбирается к трем тысячам.

Средняя смертность от заболевания COVID-19 составляет примерно два процента, и если посмотреть на прошлые эпидемии вирусов, вызывающих острую пневмонию (таких как SARS, MERS), это достаточно немного. Если сравнивать со смертностью от эпидемии гриппа, то здесь этот показатель составляет десятые доли процентов. Тем не менее, ситуация, сложившаяся вокруг нового коронавируса, вызывает беспокойство как у специалистов, так и у населения.

«Средства массовой информации и все вокруг подогревают панику, — уверен доктор медицинских наук, заведующий кафедрой поликлинической и неотложной педиатрии РНИМУ имени Пирогова Борис Блохин. — Это естественно».

«Люди ежедневно во всех информационных передачах слышат первой строкой новости про коронавирус, о том, сколько человек госпитализировано, сколько заболело, какая смертность… Это человеческая природа»

Однако он уверен, что обеспокоенность ситуацией в целом оправдана, так как специалисты в случае с новым неизученным возбудителем просто пока не знают, что будет дальше.

Доктор медицинских наук Андрей Девяткин, руководитель по инфекционным болезням ФГБУ «Центральная клиническая больница с поликлиникой» Управления делами президента Российской Федерации, называет три причины обеспокоенности научного сообщества. Прежде всего, не до конца понятна эпидемиология процесса: насколько заразен человек, сколько времени он заразен, что является основным механизмом передачи заболевания. Неясно, каким образом вирус передался от диких животных к человеку, и, наконец, вызывает обеспокоенность клиническая картина, согласно которой вирус зачастую вызывает острую вирусную пневмонию. Это происходит значительно чаще, чем во время сезонных эпидемий обычных штаммов гриппа.

Тем не менее, по мнению Девяткина, заниматься самолечением обычного гриппа только потому, что он давно стал обыденным явлением, не стоит. «Грипп — на самом деле достаточно тяжелая инфекция, которая характеризуется тягчайшим токсикозом. При гриппе температура поднимается до 39-40 градусов. И как вы тут будете заниматься самолечением?» — задает вопрос он. Девяткин напоминает, что эти вирусы способны вызывать осложнения со стороны сердечно-сосудистой и нервной систем, что очень опасно для пожилых людей и маленьких детей.

Как говорит Татьяна Чеботарева, доктор медицинских наук, профессор кафедры детских инфекционных болезней РМАНПО, пациенты из группы риска, инфицированные вирусом гриппа, обязательно должны обращаться к врачу. И в особенности это касается тех, у кого уже имеются соматические заболевания, так как все это в комплексе с большой вероятностью приведет к осложнениям.

«Коронавирусы — это совершенно иная таксономическая группа, которая отличается от вирусов гриппа всем: строением вируса, структурными элементами, антигенными детерминантами… Но клиника тяжелого гриппа и одна из клиник коронавирусов похожи — она приводит к острому повреждению альвеолы», — объясняет Чеботарева.

По словам Андрея Девяткина, к пневмонии при заражении как коронавирусами, так и вирусами гриппа может привести сама вирусная инфекция. В случае с гриппом это чаще всего происходит, когда появляется новый штамм, обладающий высокой патогенностью. Однако вызвать воспаление легких может и бактериальная инфекция, которая способна проникнуть в организм на фоне ослабления иммунной системы в результате борьбы с вирусом. Возможны также и комбинированные вирусно-бактериальные пневмонии.

Фото: Максим Слуцкий / AP

В отличие от COVID-19, практически исключить возможность заболевания сезонным вирусом гриппа можно благодаря своевременной вакцинации. «Вакцина — это прямое лечение. Если ты и переболеешь, то в легкой степени, ты создаешь иммунитет к конкретному штамму вируса», — объясняет Борис Блохин.

Девяткин также подчеркивает важность вакцинации. Именно поэтому «в этом эпидемическом сезоне мы практически не видим эпидемии гриппа у нас в стране, не видим тяжелых форм, осложнений, смертей». «Грипп в этом году протекает обычно, как сезонный респираторный вирус, который не превалирует среди остальных и обнаруживается только в некоторых регионах», — подчеркивает Девяткин.

Коронавирус в данный момент поддается только симптоматическому лечению. При этом от гриппа существуют препараты, которые непосредственно действуют на сам вирус и препятствуют его проникновению в клетки, размножению, выходу из клеток. Одним из них является Осельтамивир, который блокирует нейраминидазу именно этих вирусов.

Как рассказывает Татьяна Чеботарева, по последней стратегии ВОЗ эксперты рекомендуют к проведению исследований на гриппозной инфекции в том числе и иммунные препараты. «Если вы посмотрите стратегию, то увидите там слово «иммуномодуляторы». Это связано с тем, что гриппозная инфекция в последние годы сильно меняется. Вакцинация спасает население, но имеются некоторые особенности, потому что вирусу гриппа не нравится быть постоянным», — объясняет она.

В связи с этим, по ее словам, медицинское сообщество должно быть готово к любым сценариям. И в одном из них, когда что-то сложится неблагополучно, мы должны иметь исследование по иммунным препаратам. «Это не значит, что мы можем просто взять иммунный препарат и применить при гриппе, речь идет о клинических исследованиях», — в то же время замечает Чеботарева.

В качестве примера иммунного препарата с большим количеством клинических исследований Борис Блохин приводит «Эргоферон». «Это патогенетический препарат, действующий на различные активные вещества и помогающий в лечении респираторной инфекции», — говорит он.

Как объясняет Блохин, во время этих клинических исследований производится наблюдение за большим количеством больных. Все это происходит согласно международным протоколам. «Это важно — речь идет не только об одиночных исследованиях в нашей стране, но и о том, что их можно реплицировать и показывать, что данный препарат работает», — подчеркивает он.

Однако от эпидемии коронавируса подобные препараты, конечно, не защитят, и тут приходится полагаться на особые меры по предотвращению распространения вируса SARS-CoV-2, принимаемые властями всех стран мира. Как говорит Татьяна Чеботарева, меры, принимаемые в России, можно назвать «беспрецедентно адекватными», ведь, как шутит она, «в случае с новой инфекцией действительно нет прецедентов».

Фото: China Daily CDIC / Reuters

«Интернет пестрит возмущением насчет того, что ограничивают чью-то свободу, но по-другому барьер не создашь. Карантин — это барьерные мероприятия, особенно при быстро распространяющихся инфекциях», — уверена она. Также Чеботарева считает адекватным ситуации проведение медицинских рейдов среди иностранных граждан. «Это происходит не в первый раз в российской практике», — напоминает она и приводит в примеры рейды относительно полиомиелита среди тех, у кого нет медицинской страховки, или тех, кто не склонен к поиску возможности получения медицинской помощи.

С ней согласен Борис Блохин, который хвалит меры, предпринимаемые властями Китая, — «это даже больше, чем можно было бы ожидать». Что касается России, то «все возможные средства предохранения и создания условий контроля за эпидемиологической обстановкой у нас есть».

Так ли он смертелен: сколько людей на самом деле убил коронавирус

«Я убежден, что мир стал жертвой иллюзии смертности при коронавирусе», — пишет на своей странице в Фэйсбуке аналитик Илья Пестов. И публикует статью «Коронавирус: опасная иллюзия смертности» на интернет-портале Хабр. По словам автора, всего за двое суток текст набрал более полумиллиона просмотров. Откликов тоже море. Одни хвалят Пестова за грамотное разоблачение « фейка всемирного масштаба», другие критикуют за дилетантство и передергивание фактов.

ПЯТЬ ФАКТОВ, РАЗОБЛАЧАЮЩИХ ПАНДЕМИЮ SARS-CoV-2

Что же выяснил автор нашумевшей публикации? Вот основные тезисы статьи:

1. Очень важно не путать смертность людей, которым поставлен диагноз COVID-19, и смертность непосредственно от коронавируса , подчеркивает Илья Пестов. Скажем, человек с ишемической болезнью сердца попадает в госпиталь, умирает от сердечного приступа. А у него заодно обнаруживают коронавирус, и приписывают жертву вирусу. «Все мы видели пугающие цифры среди погибших с положительным тестом на Covid-19. Но высокий процент смертности, который мы наблюдаем — есть иллюзия, ибо в большинстве своём мы смотрим на естественную смертность, которая случилась бы и без заражения, поскольку причиной стало что-то другое», — уверен автор.

2. Множество людей с коронавирусом, ушедших в мир иной, умерли бы в любом случае, продолжает Илья Пестов. И предлагает определить их количество, опираясь на теорию вероятностей: «Для этого нам надо сопоставить общую смертность со смертностью при наличии инфекции». Здесь автор ссылается на «именитого статистика из Университета Кембриджа » Дэвида Шпигельхальтера, поясняя: в его распоряжении был полный объём данных по Великобритании от Имперского колледжа Лондона . И приводит график с комментарием: «В сравнении годовой смертности и смертности среди людей с положительным тестом на Covid-19 мы отчётливо видим совпадение формы кривой». Какой вывод? «Следовательно, фоновая или естественная смертность людей зачастую даже больше, чем при коронавирусе», — поясняет Пестов.

3. Кому-то, глядя на график, может прийти в голову и другая интерпретация , соглашается автор текста. Как можно сравнивать годовую смертность от всех болезней вообще (это одна из кривых на графике) и данные по новому заболеванию, которому лишь несколько месяцев от роду? Но секрет в том, что «вероятности работают по-другому».

— Равенство между коэффициентами смертности вовсе не означает, что коронавирус за время эпидемии убивает столько же людей, сколько все другие заболевания за год, — поясняет Пестов. — Это разные вероятности. Равенство между коэффициентами означает, что вероятность умереть от коронавируса эквивалентна вероятности не прожить ещё один год. Другими словами, опасность новой инфекции равна опасности повседневной жизни на протяжении года.

4. Также автор критикует нынешний подход большинства стран мира, которые вводят карантин , чтобы избежать резкого всплеска заболеваемости COVID-19.

— Все призывают сглаживать кривую заболеваемости дабы равномерно распределить нагрузку на систему здравоохранения. Однако жёсткие меры подавления и бдительный надзор за каждым кашлянувшим также перегружают эту систему, — считает аналитик.

5. Наконец, автор приводит самые убедительные и наглядные, на его взгляд, доказательства, что ситуация в Италии отнюдь не свидетельствует о повышенной опасности коронавируса в сравнении с обычным сезонным гриппом. Напомним, многие СМИ описывают нехватку мест в моргах, захлебывающиеся от потока тяжелых больных госпитали и катастрофический дефицит мест в реанимациях.

В ответ Илья Пестов предлагает посмотреть на график смертности итальянцев во время эпидемии гриппа зимой 2016 года.

— Глядя на изображение, мы отчётливо видим, что новое пиковое значение находится на одном и том же уровне с эпидемией гриппа зимой 2016 года, — подчеркивает автор. — Поэтому можно сколько угодно цитировать слова мэра Бергамо о числе погибших в его маленьком городе непонятно из-за чего, но факт остаётся фактом — в начале 2020 года в Италии погибло не больше людей, чем в начале 2017 года.

Откуда тогда берутся ужасающие кадры и многостраничные некрологи в итальянских газетах? На этот счет Пестов дает пояснение: «Я однозначно утверждаю, что перегрузку вызывает не количество нуждающихся в лечении, а чрезмерный объём усилий, брошенных на диагностику. Если бы врачи в 2017 году начали класть в стационар каждого с подозрением на грипп, то коллапс был бы ещё масштабнее».

Словом, страны ринулись спасать население от псевдо-бубонной чумы современности, поставив под угрозу всю систему здравоохранения, считает Илья Пестов. Однако сегодня нет никаких убедительных доказательств того, что новая болячка значительно опаснее гриппа, утверждает автор статьи.

Факты, обнаруженные Пестовым, мы показали ряду экспертов, которые так же внимательно следят за ходом развития вспышки COVID-19 в разных странах мира и за эффективностью мер противодействия инфекции.

О ЧЕМ ГОВОРЯТ ЦИФРЫ НА ГРАФИКЕ

— Давайте посмотрим внимательно. Илья Пестов приводит график, где зачем-то сравнивает смертность в Великобритании в течение года и от болезни COVID-19, которая длится приблизительно около месяца . Показатели примерно одинаковые, — говорит антрополог, демограф, кандидат исторических наук, председатель правления Совета по общественному здоровью и проблемам демографии Дарья Халтурина. — Поскольку годовая смертность, то есть за 12 месяцев, повторяет те же данные за месяц при COVID, то по стандартам демографии и статистики (а не дилетантским интерпретациям) делается вывод: смертность во время заболевания новым коронавирусом превышает «обычную» примерно в 12 раз.

Теперь посмотрите, как по той же логике будет выглядеть график смертности в течение года для британок, инфицированных COVID-19 (график 2). Фактически риски не дожить до следующего года у них удваиваются . Именно об этом пишет цитируемый Ильей и неправильно понятый им кембриджский аналитик. Перевожу и цитирую дословно: «грубо говоря, мы можем сказать, что заболеть COVID-19 это то же самое, как получить за неделю все годовые риски смертности» .

ЧТО ЖЕ ПРОИСХОДИТ В ИТАЛИИ

— Илья приводит график средних уровней смертности в 2016 — 2020 гг. в 19 городах Италии и делает вывод, что потери 2020 года не превышают уровней обычных сезонных заболеваний (график 3), — продолжает Дарья Халтурина. — График вполне интересный, на нем видна сезонность смертности в городах Италии, и особо опасная эпидемия ОРВИ (скорее всего гриппа) в 2016 г. Однако обратите внимание: кривая смертности 2020 года ведет себя аномально. Вместо падения смертности с февраля, характерного для 2016 г. и других прошлых лет, наблюдается ее резкий рост в последние 2 недели марта.

Смотрим дальше. В следующем после цитируемого Ильей выпуске демографического бюллетеня приведены графики смертности отдельно на Севере и других областях Италии (график 4). На пораженном эпидемией коронавируса Севере смертность выросла радикально, практически в 2 раза. В то время как до центра эпидемия дойти не успела, будучи остановлена карантинными мерами. В особо пораженных городах Италии смертность выросла в среднем в 6 раз!

— Пример Италии наглядно показывает, что будет с уровнем смертности без достаточного карантина, — говорит демограф Дарья Халтурина . — При анализе эффектов инфекционных заболеваний необходимо уметь экстраполировать кривые заражений и смертей на будущее. Известно, что они растут в экспоненциально, примерно как размножаются кролики. Есть все основания полагать, что смертность в Италии в гипотетической ситуации без карантина продолжила бы свой разбег, а эпидемия расширилась бы географически.

РЕАЛЬНЫЕ ПРИЧИНЫ ГИБЕЛИ: ОТ ВИРУСА ИЛИ ОТ ОСТАНОВКИ СЕРДЦА?

— Когда вам говорят, что статистика смертности от COVID-19 преувеличена, многие люди умирают «от естественных причин», а вирус «просто сопутствует», важно понимать вот что. Действительно, сам вирус напрямую, как пистолет в висок, не убивает, — поясняет исследователь, научно-медицинский просветитель, вице-президент Фонда «Наука за продление жизни» Юрий Дейгин. — Люди умирают от тяжелых осложнений, к развитию которых приводит SARS-СоV-2. Это избыточное воспаление, так называемый цитокиновый шторм, отек легких, осложнение на почки, сердечно-сосудистую систему. В таких случаях, по логике Ильи Пестова, нужно писать в свидетельстве о смерти: пневмония, отказ почек, остановка сердца в конце концов. Кстати, в целом все люди именно так и умирают — от остановки сердца, в том числе онкобольные. Получается, диагноза «рак» вообще можно было бы в статистике избежать.

Кстати, практика показывает, что порой на практике этот метод используется, чтобы избежать «чрезмерного» роста смертности от COVID. Так произошло с пермской журналисткой Анастасией Петровой, которая умерла 31 марта. Сначала было объявлено, что результат анализа на коронавирус у нее отрицательный, а причина смерти — пневмония. Однако спустя несколько дней пресс-служба главы Пермского края Дмитрия Махонина сообщила: девушка «умерла не от пневмонии, а все-таки от коронавируса». Повторный анализ подтвердил COVID. После чего глава региона подчеркнул, что с враньем надо бороться.

— Вообще, для оценки причин смертности я бы предложил использовать простой тест: если бы не COVID — умер бы находящийся в реанимации человек? Если нет, то его убил коронавирус, вызвавший несовместимые с жизнью осложнения, — подчеркивает Юрий Дейгин .

В ТЕМУ

А как же грипп?

Медицинские эксперты поясняют: есть как минимум четыре факта, подтверждающие не сопоставимо более высокую опасность COVID-19 по сравнению с сезонным гриппом.

1. Заразность.

Для гриппа инкубационный период составляет от 1 до 4 дней (чаще 3). Пик периода вирусовыделения — 3 дня.

Для COVID-19 инкубационный период от 2 до 14 дней (чаще всего 5 — 6), период вирусовыделения 8 — 20 дней после выздоровления.

! Итого: в среднем грипп заразен в 5 раз меньше по времени, обнаруживается в 2 раза быстрее и почти не представляет опасности после лечения.

2. Лечение.

100% лечения от гриппа не существует, но есть специфичное и симптоматическое лечение, которое может помочь в сложных случаях. Препаратов с доказанной эффективностью против COVID-19 нет.

3. Летальность.

По самым скромным подсчетам летальность от COVID составляет 1, 5 — 1,7% заболевших. У сезонного гриппа этот показатель 0,1%. То есть от коронавируса люди умирают как минимум в 15 раз чаще, чем от гриппа.

4. Прививка.

От гриппа есть эффективные вакцины, которые доступным всему населению. Вакцина от коронавируса может поступить в широкой доступ по оценкам экспертом в лучшем случае через год — полтора.

КСТАТИ

Госпитализация может понадобиться каждому пятому

— Когда люди уверены, что 80% заразившихся легко перенесут COVID-19, они почему-то забывают про обратную сторону медали, — говорит иммунолог, эксперт по международному здравоохранению, кандидат медицинских наук Николай Крючков . — На сегодня данные разных стран мира показывают: госпитализируют от 15 до 35% пациентов с COVID-19. Задумайтесь: в больнице может оказаться каждый пятый заразившийся. Более того, если у человека есть факторы риска, то угроза летального исхода для него, к сожалению, растет, даже если он не достиг почтенного возраста. Скажем, по результатам эпидемиологических исследований в России гипертоническая болезнь, в том числе недиагностированная, есть у каждого второго человека в возрасте от 25 до 65 лет (при использовании европейских критериев диагностики). Риск умереть от COVID-19 для гипертоников примерно на 6% выше, чем для общей популяции. Задумайтесь и будьте осторожны. Соблюдайте меры самоизоляции и гигиены.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Аудио: Елена Малышева: Препараты от СПИДа против коронавируса оказались неэффективны. Но найдено 4 суперэффективных препарата

«Люди боятся из-за вас, СМИ». Смертность от коронавируса — почти на уровне сезонного гриппа

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Уже больше месяца внимание ведущих мировых СМИ приковано к последним новостям о китайском коронавирусе. По последним данным, за два месяца эпидемии его жертвами стали в общей сложности 1875 человек.

    Из них только 86 погибли за пределами провинции Хубэй и лишь трое — за пределами Китая: в Японии, во Франции и на Филиппинах.

    В то же время от обычного сезонного гриппа только в США с начала зимы скончалось более 10 тысяч человек. А в целом, по данным ВОЗ, каждый год сезонная эпидемия уносит от 290 до 650 тысяч жизней. В одной Англии ежегодно от гриппа умирает в среднем 17 тысяч пациентов.

    Когда в 2009 году на юге Калифорнии началась вспышка свиного гриппа, только за первый год эпидемии жертвами вируса H1N1 стали по меньшей мере 150 тысяч человек, а по некоторым оценкам — более 500 тысяч.

    Русская служба Би-би-си разбирается, насколько китайский коронавирус опасен на самом деле — и стоит ли его так уж бояться.

    Уровень смертности

    Конечно, определять опасность заболевания, сравнивая абсолютные цифры погибших, довольно бессмысленно. Тем же свиным гриппом в 2009-2010 году переболели, по разным данным, от 10 до 20% всего населения земного шара — и в этом контексте даже полмиллиона жертв вируса выглядят не очень устрашающе.

    Сравнивать имеет смысл уровень смертности — то есть долю погибших относительно общего числа зараженных.

    По статистике, глобальные эпидемии вроде свиного гриппа случаются в среднем раз в 25 лет и убивают 10-20 человек на каждые 100 тысяч инфицированных (0,01-0,02%).

    Уровень смертности от китайского коронавируса на сегодняшний день кажется выше на два порядка: на первые 100 тысяч подтвержденных случаев инфекции придется около 2000 летальных исходов, то есть примерно 2%.

    В целом различные исследования оценивают летальность Covid-19 на уровне от 0,5% до 4%.

    Эти показатели вполне сравнимы с привычным сезонным вирусом. По словам профессора института эпидемиологии и микробиологии Виктора Зуева, «при сезонной гриппозной инфекции летальность бывает такой же или немного выше».

    При этом, в отличие от коронавируса, обычный грипп крайне редко диагностируют в лабораторных условиях. А официальная статистика по Covid-19 учитывает только те случаи заражения, когда состояние пациентов ухудшилось настолько, что им потребовалась лабораторная диагностика.

    Большинство экспертов уверены, что еще десятки тысяч зараженных коронавирусом не испытывали тяжелых симптомов и не обращались к врачу. А некоторые и вовсе не поняли, что болеют. Следовательно, «официальный» уровень смертности может быть сильно завышен.

    В то же время не исключено, что он может оказаться и выше. Не будем забывать, что из 73 тысяч диагностированных пациентов вылечилось лишь около 18%, а оставшиеся 82% по-прежнему больны — и сколько из них в итоге выздоровеют, мы можем только гадать.

    Хотя массовая вспышка любого заболевания поначалу почти всегда кажется более серьезной, чем по ее итогам — по той простой причине, что тяжелые случаи болезни привлекают к себе больше внимания.

    Эпидемиолог из Гарварда Марк Липсич напоминает, что в первые месяцы эпидемии свиного гриппа H1N1 казалось, что от вируса умирает каждый десятый пациент. Пока не выяснилось, что подавляющее большинство зараженных переносили заболевание на ногах и даже не обращались к врачу. Когда эти случаи добавили в общую статистику, уровень смертности мгновенно упал до 0,1%.

    Для сравнения, во время эпидемии SARS (атипичной пневмонии) в 2003 году уровень смертности составлял почти 10%; от вируса ближневосточного респираторного синдрома (MERS) умирает в среднем каждый третий. Так что по этому показателю Covid-19 сильно уступает своим предшественникам.

    Так стоит ли бояться?

    Еще один важный показатель опасности любой болезни — ее заразность, то есть скольких человек успевает заразить каждый носитель вируса. Даже тот, у кого заболевание протекает в легкой форме и без особых симптомов.

    С этой точки зрения Covid-19 действительно опаснее сезонного гриппа. Если 10 больных «обычным» вирусом заражают в среднем еще 13 человек (заразность 1,3), то коронавирус, по подсчетам китайских медиков, распространяется быстрее: 10 носителей инфекции успевают заразить еще 22 здоровых человека (2,2).

    На это обращает внимание главный вирусолог Института экспериментальной медицины Лариса Руденко, по мнению которой «вирус очень опасен для тех, кто находится в контакте».

    «По-видимому, можно заболеть даже через системы вентиляции, как на лайнере в Японии. Там заболевшие не контачат, они никуда не выходят, но все равно заболевают, — отмечает вирусолог. — Когда был вирус SARS, то в Гонконге жителям верхних этажей по вентиляционным системам передалась инфекция от жителей нижних. Воздушно-капельная передача очень опасна».

    Впрочем, уровень заразности SARS был чуть выше — около 3, а у вируса кори он и вовсе превышает 12.

    Именно поэтому при подозрении на любое подобное заболевание так важно выдерживать карантин.

    «Самое главное — это карантин, но люди не понимают этого. Когда люди уходят из карантина в Боткинской больнице — это безответственность перед обществом», — уверена Руденко.

    В группу риска, как и при вспышке практически любой инфекции, попадают дети, пожилые люди, беременные женщины и люди с ослабленным иммунитетом и хроническими заболеваниями.

    Однако, как отмечает почетный вице-президент РАЕН Виктор Зуев, в целом здоровым людям бояться коронавируса не стоит. Тем более в России.

    «Люди боятся из-за вас, СМИ, — утверждает он. — Это заболевание, которое было вызвано новым вирусом — поэтому такая неожиданная была реакция. Его особенности — низкая летальность (2,5-3%), но при этом вирус очень заразителен».

    По мнению профессора Зуева, очередная эпидемия коронавируса совершенно естественна и является «платой за те издержки благ цивилизации, которыми мы пользуемся».

    «Мы стали чаще и дальше ездить, мы общаемся с огромным количеством людей — а это значит, что мы везем туда тот микробный багаж, которым мы богаты. Мы же с вами не стерильны — ни бактериологически, ни вирусологически, — объясняет он. — Но нам с вами [в России] не нужны ни маски, ни вакцины».

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector