0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Коронавирус? Какой коронавирус? Как в Таджикистане стараются не замечать набирающую обороты эпидемию

Коронавирус? Какой коронавирус? Как в Таджикистане стараются не замечать набирающую обороты эпидемию

Алим Шерзамонов

Согласно официальным данным, в Таджикистане не выявлено ни одного случая заражения коронавирусом, при этом 1836 человек, прибывших из-за пределов страны в последнее время, находятся на карантине. В отличие от почти всего остального мира, страна продолжает жить практически в обычном ритме. Недавно с размахом отпраздновали Навруз, продолжается чемпионат Таджикистана по футболу, лишь накануне 18 апреля в Душанбе отменили праздничные гулянья в день города, которым придавалось особенное значение, ведь мэр столицы Рустами Эмомали — сын президента Рахмона — был только что избран спикером верхней палаты парламента страны и официально стал вторым лицом государства. Алим Шерзамонов, зампред оппозиционного Национального альянса Таджикистана, объясняет, почему власти страны игнорируют коронавирус, как они махинируют со статистикой и как эпидемия может разрушить экономику страны.

Махинации с диагнозами

Первая информация о предполагаемом заражении коронавирусом в Таджикистане появилась в СМИ 5 апреля. «Радио Озоди» со ссылкой на источник в сфере здравоохранения сообщило, что «власти Таджикистана закрыли на карантин центральную больницу Джаббор Расуловского района на севере страны после смерти 60-летнего пациента, у 11 врачей и другого медперсонала подозревают коронавирус». Все заболевшие были доставлены в инфекционную больницу города Худжанда, состояние главврача закрытой больницы оценивалось как «критическое». Человека, чья смерть стала причиной закрытия больницы на карантин, звали Хабибулло Шодиев, по официальным данным, он умер от пневмонии 1 апреля. 11 апреля, после контакта с его братом Абдуджалилом Шодиевым, был госпитализирован Ходжимухаммад Тошев, его подключили к аппарату ИВЛ, по официальной информации, из-за ишемической болезни сердца и гипертонии второй степени.

Есть погибшие и в других регионах. 11 апреля в Шахристанском районе Согдийской области прошла заупокойная служба по скончавшемуся накануне Шодмону Раджабову, который, по заверению Управления здравоохранения области, умер не от коронавируса, а после «контрастной сауны». Причем, по официальной версии, после этих водных процедур у него диагностировали «туберкулез» и через сутки он скончался, несмотря на искусственную вентиляцию легких. Замначальника Управления здравоохранения Согдийской области Маруф Ходжибоев заявил, что членов семьи Раджабова поместили на карантин и они «находятся под наблюдением врачей».

Вечером 12 апреля на юге страны скончалась также лежавшая под аппаратом ИВЛ 58-летняя Оишамох Алимова, сотрудница центральной районной больницы города Бохтар, где на карантине находятся 400 граждан Таджикистана, прибывших из России. По официальной версии, причиной смерти стал инфильтративный туберкулез средней части обоих легких и гипертрофия левого желудочка сердца.

Минздрав дополнительно успокаивает население и утверждает, что в Таджикистане не зафиксировано заражение коронавирусом и все эти смертельные исходы никак не связаны с коронавирусной инфекцией. По словам Дарвешзода, «никто не заинтересован в сокрытии такой информации, если таковое имело место быть, и при выявлении первого же случая инфицирования COVID-19 министерство сообщит гражданам».

Эпидемия, которой нет

Тем временем в соседних Узбекистане и Кыргызстане официально подтверждены уже сотни инфицированных, власти признали угрозу эпидемии и еще в конце марта приняли целый ряд строгих ограничительных мер, включая, разумеется, отмену массовых мероприятий. На этом фоне Таджикистан выглядит как пример поразительной, если не преступной беспечности: у нас помпезно отпраздновали Навруз, по-прежнему проводятся матчи национального первенства по футболу и до самого последнего момента были запланированы массовые гулянья в день города Душанбе 18 апреля.

На фоне соседей Таджикистан выглядит как пример поразительной, если не преступной беспечности в ситуации эпидемии

Зачем властям отрицать проникновение коронавируса в страну? Сегодня в мире можно выделить три подхода к борьбе с пандемией: жесткие карантинные меры, в том числе с мобилизацией армии (Китай), сочетание относительно строгого карантина с пропагандой самоизоляции и мерами по экономической поддержке со стороны государства (США и большая часть Европы) и минимальный карантин с расчетом на надежность системы здравоохранения и сознательность граждан (Швеция). Отдельная история — Беларусь, где Лукашенко, по его собственному признанию, просто не может позволить себе карантин. . Батька готов пожертвовать стариками, но не готов остановить экономику. При внешнем сходстве с белорусской ситуацией, в Таджикистане есть важные отличия. Во-первых, экономика в значительной мере держится на денежных переводах трудовых мигрантов, поэтому для всей страны важнее всего, насколько продолжительным будет карантин не в Таджикистане, а в России, — и все молятся, чтобы как можно скорее открылось транспортное сообщение. Во-вторых, реализация карантина в самом Таджикистане технически крайне затруднительна. В стране самый дорогой и медленный интернет в мире, поэтому перевести какую-то деятельность в онлайн нереально. Даже в столице не везде можно покупать продукты первой необходимости по безналичному расчету: не та скорость интернета, даже кассовые аппараты внедрены не везде. Закрыть все базары в городах просто немыслимо, да и в селах без взаимной помощи не выжить.

В Таджикистане самый дорогой и медленный интернет в мире, перевести какую-то деятельность в онлайн нереально

Другая причина игнорирования угрозы коронавируса связана с политическими планами Рахмона. 17 апреля, в полном соответствии с замыслом президента, его сын Рустам Эмомали был избран спикером верхней палаты парламента и официально стал вторым лицом в государстве. Теперь в случае досрочного ухода Рахмона из власти Эмомали автоматически становится президентом. Это практически церемония инаугурации наследного принца династии Рахмоновых, и ничто не должно ее омрачить. Подготовка к массовым гуляниям 18 апреля в Душанбе шла полным ходом, власти надеялись до последнего, что эпидемия не сорвет их планы. Тяжелое решение об их отмене было принято лишь вечером 16 апреля, накануне вступления Рустама Эмомали в должность официального наследника.

Рустам Эмомали (справа) вместе с другими сенаторами слушает выступление своего отца

Возможно, на Рахмона как-то повлиял разговор о пандемии с Путиным, который состоялся по его инициативе 15 апреля. Так или иначе, в своей речи перед обеими палатами парламента президент впервые публично заговорил о коронавирусе. Теперь следует ожидать, что он будет преподносить себя как чуть ли не единственного лидера на планете Земля, который смог уберечь своих граждан от этой заразы и попутно, как это у него принято, обвинять своих оппонентов в сеянии паники с целью попытки дестабилизации ситуации в стране.

Монетизация катастрофы

Рано или поздно властям, вероятно, все-таки придется заявить о выявлении первых случаев заражения коронавирусом в стране, ведь отрицание эпидемии парадоксальным образом сочетается с тем, что Рахмон не перестает просить о поддержке других стран для борьбы с коронавирусом, для этой цели даже создан фонд помощи. Надо полагать, у властей Таджикистана есть два разных отчета о ситуации с коронавирусом — один для внутреннего использования, а второй — для международных доноров по дипломатической линии. Из Рахмона мог бы получиться отличный фандрайзер, ведь это особое искусство — публично заявлять о полной победе над коронавирусом и одновременно убеждать доноров в необходимости немедленно помочь стране в борьбе с эпидемией, грозящей, помимо прочего, экономической катастрофой.

Экономические проблемы, связанные с прекращением поступлений от трудовых мигрантов, будут очень тяжелыми. Мало того, что у большинства мигрантов нет возможности работать сейчас, так еще и в будущем их не ожидает ничего хорошего: мировой экономический кризис и падение цены на нефть бьют по таджикским трудовым мигрантам даже больнее, чем по самим россиянам. Ведь таджикские мигранты в России в основном работают на предприятиях малого и среднего бизнеса, которым сейчас труднее всего выжить. Работодатели, при всем желании сохранить сотрудников, часто просто не в состоянии этого сделать — вполне возможно, что многие из них сами вскоре будут искать работу. Уже сейчас многие граждане Таджикистана или остались совсем без работы, или не могут оформить пропуска нового образца, без которых сейчас нельзя выйти на работу, если даже работодатель нуждается в их услуге. Многим из них уже сегодня нечем платить за проживание и еду, а если карантин продлится три месяца или больше, кризис с мигрантами перерастет в гуманитарную катастрофу, как в России, так и в Таджикистане. По действиям официального Душанбе не видно, что власть осознает всю серьезность ситуации и пытается принять какие-то меры для уменьшения рисков.

Стадия принятия

30 апреля на совещании республиканского штаба по предупреждению пандемии заболевания в стране заявили, что в Таджикистане выявили 15 случаев заражения коронавирусом. COVID-19 обнаружили у 10 жителей Согдийской области и пяти горожан в Душанбе.

В пресс-службе ВОЗ отметили: в связи с тем что Таджикистан сообщил о случаях заболевания COVID-19, основная задача миссии будет заключаться в оказании поддержки властям в борьбе с распространением инфекции.

ВОЗ не будет проводить тестирование жителей напрямую, но будет рассмотрен потенциал регионов, исходя из чего вместе с высокопоставленными должностными лицами и экспертами в области здравоохранения Таджикистана будут разработаны механизмы реагирования, — заявила «Известиям» пресс-секретарь ВОЗ Стефани Брикман.

Долгое время в республике не было официальных данных о зараженных коронавирусом. Параллельно с этим в СМИ стала появляться информация о том, что больницы переполнены пациентами с атипичной пневмонией, а власти скрывают информацию об инфицированных новым вирусом. По данным «Sputnik Таджикистан», в Медицинском центре № 1 Душанбе, известном как «Первая Советская», была зафиксирована серия смертей от пневмонии в течение последних дней апреля. По словам главврача Хуршеда Рустамзоду, среди больных числились и медработники.

Позже сам ВОЗ выразил обеспокоенность в связи с увеличением смертности от атипичной пневмонии в республике. По данным источников «Известий», директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге 29 апреля обратился к главе Роспотребнадзора с просьбой передать лидерам Таджикистана и Туркменистана информацию о необходимости отнестись внимательно к рекомендациям организации по борьбе с COVID-19 и обменяться базами по этому вопросу.

Как рассказали собеседники «Известий», Ханс Клюге обратился к России, потому что «эти страны очень внимательно прислушиваются к Москве».

30 апреля стали появляться сообщения о новых случаях госпитализации медработников. Глава Совета директоров Международной клиники Ибн Сина в Душанбе Абдухалил Холикзода подтвердил «Известиям», что два инфицированных сотрудника больницы уже госпитализированы, еще двое находятся на самоизоляции и получают необходимое лечение.

— В нашей клинике пока нет тестов на определение COVID-19, но по снимкам КТ зафиксировано много случаев пневмонии, — сообщил собеседник. — Минздрав уже определил специальные больницы для приема зараженных, куда мы их и перенаправляем.

Руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин заявил «Известиям», что не совсем верно объяснять отсутствие коронавируса в Таджикистане и Туркменистане тем, что эти государства не взаимодействуют активно с внешними игроками, откуда пришел недуг.

— Большое количество трудовых мигрантов Таджикистана работают в странах, где вирус был обнаружен, включая Россию, Казахстан, Узбекистан. Многие из них успели вернуться домой перед закрытием границ, а вместе с тем привезти и вирус, — отметил собеседник.

По мнению эксперта, причина столь запоздалой реакции в Таджикистане кроется в том, что власти до последнего не хотели признавать угрозу. При этом государство не отличается крайне эффективной системой здравоохранения.

Почему в Таджикистане нет коронавируса — самые распространенные версии

ДУШАНБЕ, 30 мар — Sputnik, Марина Чернышова-Мельник. Таджикистан на сегодняшний день остался одним из немногих государств, где до сих пор не зафиксировано ни одного случая заражения коронавирусом.

Коронавирус, обнаруженный в Китае в конце 2019 года, охватил уже 199 стран и независимых территорий. Почти 725 тысяч людей разных возрастов заразились, а свыше 34 тысяч пациентов умерли.

И хотя Таджикистан пока находится в стороне от эпидемии, население, конечно, как и в других странах, охвачено волнением и следит за новостями по ситуации с коронавирусом.

Простые граждане и специалисты задаются вопросом: как Таджикистану удалось обезопасить себя от коронавируса, какие факторы сыграли всем на руку.

Наиболее распространенные и часто озвучиваемые версии собрал Sputnik Таджикистан.

Не популярен, значит здоров

Таджикистан – довольно закрытая страна. Ее нельзя назвать крупным пересадочным пунктом или одним из излюбленных мест для отдыха среди иностранных туристов.

Авиабилеты «кусаются» в цене, в рекламу туризма никто не вкладывает. Входящего туристического потока мало. Соответственно, в республике минимум авиарейсов, транзитных (пересадки) вообще нет. Поэтому и завезти на территорию Таджикистана инфекцию сложнее, чем, к примеру, в европейские и североамериканские страны. А ведь главная опасность распространения вируса и есть туристы.

Если сравнить ежегодное число зарубежных гостей в Италии и в Таджикистане, цифра будет не в пользу последнего, но в этом и плюс.

Не исключено, что подобная изолированность и обезопасила Таджикистан от коронавируса. Ведь даже соседи по региону — Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан — принимают в разы больше иностранцев в силу более развитой экономики, международных связей и широкой сетки авиамаршрутов.

Кроме того, Таджикистан расположен в глубине континента, вдали от транспортных потоков. Границу с Китаем на востоке быстро закрыли. Приостановка транзита через Казахстан также обеспечила безопасность в регионе.

Коронавирус — болезнь богатых

Следующее вполне логичное предположение — чем больше граждан той или иной страны путешествуют или принимают в гостях иностранцев, тем выше вероятность распространения коронавируса.

«Корону» заносят как правило люди с хорошим достатком. А граждане Таджикистана нечасто пересекают границу из-за ощутимой разницы между доходами и ценами на билеты. Значительная часть населения работает за рубежом, возвращаясь домой один-два раза в год или реже.

Позволить отпуск в другой стране могут далеко не все, да и чаще выбор падает на соседний Узбекистан, куда добраться можно наземным транспортом.

Похоже, в этот раз огорчающая всех высокая стоимость билетов сыграла таджикистанцам на руку.

Коронавирус не могут диагностировать из-за слабой медицины

Возможно, ответ на вопрос окажется проще, чем на первый взгляд.

Не секрет, что сегодняшний уровень медицины в Таджикистане явно уступает общемировым по оснащенности больниц и квалификации специалистов.

Нельзя исключать, что единичные случаи заражения коронавирусом в стране есть, однако, к счастью, все пока обошлось без летальных исходов.

А нехватка оборудования и тест-систем для диагностики просто не позволяет своевременно выявить случаи заражения инфекцией. Ведь, как уже известно, довольно длительное время заболевание протекает бессимптомно.

«Располагает ли Таджикистан диагностикой респираторных заболеваний и пневмонии? Если да, то насколько широко применяют данную диагностику во всех медучреждениях? Это главный вопрос. Если не применяют, то не будет и официальных данных о случаях заболевания», – объясняет вирусолог, профессор медицины Анатолий Альтштейн.

Гендиректор «Научного информационного центра по профилактике и лечению вирусных инфекций» Георгий Викулов напомнил, что на сегодняшний день в процесс поражения коронавирусом вовлечено 199 стран и независимых территорий.

«Так не бывает, что где-то люди заражаются инфекцией, она передается по воздуху, а на соседние территории вообще не распространяется. Были запоздалые известия о случаях заражения в Индии и странах Африки. Там сначала тоже не спешили признавать факт болезни, а потом пришлось. Поэтому я очень сомневаюсь, что в мире остались страны, свободные от COVID-19», – сказал эксперт.

Директор «Научно-исследовательского института вакцин и сывороток имени И. И. Мечникова» Виталий Зверев призвал коллег отследить статистику случаев заражения пневмонией среди жителей Таджикистана с начала 2020-го.

«Она может быть и гриппозная, и бактериального происхождения. Если за последнее время участились случаи именно инфекционного воспаления легких, это уже сигнал», – считает вирусолог.

У таджиков иммунитет к коронавирусу

Такая версия тоже находит немало откликов среди населения. Наиболее оптимистичные пользователи соцсетей считают, что таджикистанцы заранее переболели гриппом с осложнением, и он мог вполне оказаться тем самым коронавирусом.

В декабре-январе в стране была зафиксирована вспышка гриппа с нетипичными симптомами — многодневный жар, кашель и рвота. Поэтому теперь, когда коронавирусом «накрыло» остальной мир, Таджикистан находится вне опасности — у всех выработался иммунитет к болезни.

Минздрав заранее принял меры

Еще в конце января 2020-го, как только в Китае заговорили о коронавирусе, Таджикистан начал проверять всех людей, въезжающих в республику, а потом и вовсе закрыл въезд для иностранцев.

Несколько тысяч человек, приехавших из-за рубежа, успешно прошли обязательный 14-дневный карантин в отдалении от крупных городов. Заранее принятые меры сыграли свою роль, а риск заражения извне существенно снизился.

В Таджикистане мало людей в зоне риска

По данным ВОЗ, коронавирусом рискуют заразиться, в первую очередь пожилые люди от 65 лет и старше, люди с хроническими заболеваниями, беременные женщины и граждане с иммунодефицитным состоянием.

Из-за бурного роста рождаемости в республике большую часть населения составляют молодые люди и дети.

Гипотеза 3

Пока не проведены глубокие исследования сравнивающие ключевые звенья иммунитета у коренных москвичей и мигрантов, о которых говорилась выше, остается наиболее вероятной третья гипотеза.

Мигранты не болеют и не «рассеивают» ковид-19 просто потому, что: им нечего переносить.

Либо контагио́зность (от лат. contagiosus — заразительный), вируса ковид меньше контагиозности вируса гриппа — иначе мигранты валялись бы в резиновых квартирах в спальных районах и в строительных вагончиках полумертвыми. А все москвичи, которые встречали их в магазинах и транспорте (это сотни тысяч людей), также забили бы десятки тысяч больниц.

Валерий Зюганов, доктор биологических наук, научный руководитель ЛЭЭБ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector