3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Паника коронавирус в россии

Профессор Гундаров: Мы умрем не от коронавируса, а от страха и уничтоженного здравоохранения

Давно пора судить тех, кто затеял в стране оптимизацию отечественной медицины

Коронавирус становится лакмусовой бумажкой не просто физической выживаемости общества, но и, простите за высокопарность, нашего нравственного состояния. Вас не насторожил формат призыва власти на самоизоляцию? Что сделано, сказано не так, что вслед за гречкой и туалетной бумагой народ ломанул за бейсбольными битами? Неужто, действительно, как пишут в комментариях: «у кого патроны, у того и гречка с сахаром»? В фильме Эйзенштейна «Броненосец Потемкин», есть потрясающий кадр с титрами «погиб из-за ложки борща». Революционная матросня забивает насмерть неповинного повара из-за куска уварившегося в борще мяса. Есть такое свойство у мяса. Есть такое свойство, что завтра в доме и гречка, и макароны «уварятся», и тогда.

Да, ситуация сложная. В стране растёт число заражённых коронавирусом, но почему так зыбок порог поведенческого осознания властью необходимых действий, общения с народом. Растерянность? Не отсюда ли наша паника, страх перед пандемией коронавируса, которая сейчас ломает всю систему человеческих, общественных отношений? Что такое, этот коронавирус? Что больше — фейка, реальной опасности или и то, и другое?

Подписывайтесь на YouTube-канал «Свободной Прессы». Мнения, аналитика, репортажи!

Прямая ссылка передачи на YouTube

— Коронавирусов несколько десятков, они появились не вчера и не сегодня, — говорит доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, специалист в области эпидемиологии и профилактической медицины — Игорь Гундаров. — Изучать коронавирусы стали где-то с 50-х годов. Обнаружили, что существуют разные виды и типы, у них сложные взаимоотношения. В том числе с вирусом гриппа: здесь настоящая конкуренция. Обнаружено, где большая инфицированность гриппом, там мало коронавирусов. Приведу пример, чтобы разобраться, есть ли сегодня у нас эпидемия или, тем более, пандемия. Вот статистика. В 90-х у нас ежегодно вирус гриппа во время эпидемии показывал 4−7 миллионов случаев заболеваемости. Затем приходят нулевые, и вдруг внезапно количество заболеваний уменьшается: 600.000 — 400.000 — 50.000. Это за 10 лет.

Дальше начинаем смотреть для ориентира, это нам очень важно, потому что сейчас в связи коронавирусом боятся смертности. Но умирают люди не от коронавируса, а от пневмонии. Она может быть вызвана разными агентами микромира. Если посмотреть смертность от пневмонии за те же годы, которые я перечислил, она почти постоянная. У нас ежегодно пневмония уносит 30−35 тысяч жизней. А в Китае сейчас от коронавируса умерли порядка 4.000. Вот и сравните две несовместимые цифры. При этом есть почти исчезновение вируса гриппа, а уровень пневмонии прежний. В чём проблема? Моя гипотеза в том, что мы хорошо боролись с вирусом гриппа и его уничтожили, освободив при этом пространство для других микроорганизмов. Не исключено, что нынешний подъем коронавируса этим и обусловлен. Вспышки атипичной пневмонии, свиного гриппа, куриного гриппа — это ни что иное, как на освобождённое пространство от гриппа ломанулись другие агенты. Возможно, медицина виновата в том, что сейчас коронавирус заполонил это пространство.

«СП»: — Насколько коронавирус опаснее гриппа? При гриппе такой вселенской паники и страха не ощущалось…

— Очень важный вопрос в плане практики, что делать, какие меры принимать? На психологическом уровне срабатывает, такого никогда не было, значит, опасность намного больше, чем была раньше? Здесь есть ещё понятия: способность вируса заражать людей — вирулентность и летальность, то есть количество умирающих из числа заражённых. Если сравнить разные предыдущие вспышки, окажется, нынешний довольно средней степени летальности. Он заразный, быстро распространяется, но сам по себе не такой опасный в плане летальности. Поэтому мне не понятно, откуда эта небывалая ранее паника? Возьмём Италию. По статистике там ежегодно от разных болезней умирает порядка 600.000 человек. Делим на 365 дней, получается 1700 человек. Так, разве сейчас в Италии стало умирать больше? Нет, общий уровень смертности в Италии не изменился.

«СП»: — Тогда откуда паника?

— Тут надо говорить о социальной медицине, которая занимается здоровьем общества в целом, взаимодействием народа и власти. Здесь затрагиваются законы психики, психологии и появляется такое понятие, неинфекционные эпидемии. Паника, психоз — это как раз из этой области. Понимаете, у инфекционной эпидемии обязательно должна быть эпидемическая триада. Это что такое? Это источник и заразный агент, переносчик и реципиент или восприимчивый объект. Заразным может быть агент не только инфекционный, но и не инфекционный. В каком плане он заразен? Предположим, вы в театре, из буфета слышен запах подгоревшего молока, кто-то закричал «пожар, горим», эта сугубо нематериальная информация завладевает вашими мозгами. Начинается всеобщая паника, зрители ломятся из зала…

Вот это и есть неинфекционная эпидемия. Сейчас с коронавирусом такая история: человечество охватила тотальная пандемия страха. Её не смоделировали, думаю, она возникла случайно. Но вот потом появляются локальные экономические интересы. Говорят, Китай скупил упавшие акции западных компаний, все предприятия. Кто-то наживается на вакцине, на сыворотках. Но это встраивается в процесс, а сама пандемия, думаю, самопроизвольная. Но факт остаётся фактом: человечество столкнулось с тотальной неинфекционной пандемией страха. Это опасно, люди будут умирать от страха. Такова наша психика. Страшная атмосфера тоски вызывает падение иммунитета, фактически — психогенный СПИД. И на фоне падения иммунитета, это я говорил, что эпидемическая триада и есть реципиент. Мы ещё пока занимаемся только источником возбудителя, но в лучшем случае с переносчиком, а теперь можно заняться реципиентом — человеком. Его иммунная система очень зависит от психического состояния. Поэтому паника, которую сейчас наблюдаем, несомненно, вызовет увеличение смертности от инфекционных заболеваний, в том числе.

«СП»: — Насколько отечественное здравоохранение готово к борьбе с коронавирусом?

— То, что власть сделала с здравоохранением, тема отдельного большого разговора. А если кратко, то я бы судил за это государственное преступление. Последствия разрушения медицины, в том числе так называемой оптимизации, аукаются и будут аукаться на здоровье россиян. Нынешняя эпидемия с ее нарастающей паникой, сумбурными, непоследовательными действиями власти — звенья в цепочке разрушений советского здравоохранения. Почему бы сейчас не привлечь к разъяснительной профилактике лучших психологов, психотерапевтов, которые бы профессионально разъясняли о природе нынешнего вируса, поведении социума в сложной ситуации вспышек тех или иных болезней? Вместо этого людей умело включают в спектакль под названием «паника, психоз». Для чего показывают колонны военных грузовиков с гружеными гробами на улицах Рима? Анализируешь статистику, оказывается, что все эти ужас-ужасов настоящий фейк. Вот эти падающие, идёт человек в метро, помню, первая картинка молодой человек у него маска, рюкзак, вдруг падает и умирает. От пневмонии так не умирают. Это уже «картинка». Это уже чей-то интерес, постановочный процент, чтобы нагнать панику.

У кого-то этот интерес сознательный, у кого-то несознательный. Допустим, использование медицинских масок. Они, по большому счёту, почти бесполезны, их эффект маленький. А вот эффект психического воздействия — колоссальный. Одно дело улыбающиеся лица, разговаривающие люди, а другое — все в масках: это уже страх.

Ошибка и эти противочумные халаты. Приезжает по вызову скорая, врач и фельдшер в халатах противочумных с масками. Зачем? Постановка. Потому что я, как врач, заявляю, если вы используете халат от возможного заражения, значит, после каждого визита надо, не заходя в машину, свернуть его и бросить в спецконтейнер: вам в машину нельзя, вы уже заразились, вы были у больного, вирус на вашем халате, вы заразили машину. Поэтому нужно и её обрабатывать. По Москве где-то 11.000 вызовов. Если в машине два человека, значит, нужно ежедневно 22.000 халатов. Где такие запасы у скорой помощи? А тогда зачем этот маскарад? Врачей встраивают в игру, нередко дезориентируя в работе.

«СП»: — С учётом ситуации, когда пандемия может пойти на спад?

— Ещё раз повторю, я не уверен, что это пандемия. В том же Китае уж слишком быстрой оказалась борьба и уничтожение этой вспышки. Они справились. Тогда и у нас прогноз — три-четыре месяца. Ничего страшного в этом коронавирусе, как и я, не видят и многие врачи-профессионалы. Это совершенно банальная вспышка острого респираторного заболевания, вероятно, вирусной природы, ничем не отличающаяся в принципе от предыдущих вспышек.

«СП»: — Как бы то ни было, введены неординарные санитарные меры. Кстати, как вы относитесь к переводу на удаленную работу?

— Переход на удалёнку излишен. Мы ошиблись и нагнали панику. Меня поражает амбициозность политиков. Куда их заносит, с чего они решили, что во всем разбираются? Смешали в кучу демографию, рождаемость, нацпроекты, вирус. Нет, чтобы собрать учёных, создать штаб крупнейших вирусологов-эпидемиологов. Должен быть научный центр при Минздраве, который дает точную статистику, то же при Всемирной организации здравоохранения. Я посоветовал бы даже при правительстве создать научный центр с приглашением ведущих вирусологов-эпидемиологов. Второе, учёным сказать, что ситуация ничем не отличается от былых вспышек, отбросьте, люди, панику. А паникёров, как в военное время, под трибунал.

Что касается мер безопасности, они такие же, как и были раньше: проветривайте помещения, мойте руки, если чувствуете, что заболели, чихаете — не ходите на работу, вызовите врача. А маска нужна, чтобы при чихании, кашле заражённые капли не попадали на окружающих. Витамин, аскорбинка. Никаких дополнительных усилий я, как врач, не вижу.

«СП»: — Но есть группы риска, к которым относят пожилых людей? Кстати, действительно есть группы крови, восприимчивые и невосприимчивые к коронавирусу?

— Относительно групп крови на фоне эпидемии у меня данных нет. Нужны специальные исследования, а не конъюнктурная болтовня-спекуляция. Таких исследований я не знаю, поэтому я им не верю. Относительно группы риска людей пожилого возраста. В той Италии, где ежегодно 1700 умирающих. Смотрим структуру от чего умирают: 10% — это 90-летние, примерно 40% — это те, кому за 80 лет. Молодёжи там почти нет. Просто обычная смертность увеличивается с возрастом, поэтому у меня нет доказательств, что коронаровирус специфически воздействует на стариков. Просто в структуре смертности их больше.

«СП»: — Если вернуться к ситуации в отечественном здравоохранении, как вы оцениваете сообщения главы кабмина Михаила Мишустина об испытаниях 6 вариантов вакцины от коронавируса нового типа и Федерального медико-биологического агентства, что препарат может быть готов уже через несколько месяцев?

— Премьер-министр Мишустин опоздал. Сейчас они изготовят вакцину, сыворотку. Это разные вещи — вакцина и сыворотка. Вакцина, чтобы не заболел. Сыворотка, чтобы облегчить лечение. Но вспышка закончится через три-четыре месяца, поэтому всё, этот поезд ушёл. В следующем году будет другой штамм, поэтому всё, что мы сейчас делаем, не годится. Здесь же какая вещь? В начале беседы я говорил о «конкуренции» между штаммами. Какой будет в следующем, неизвестно, а мы выработали противодействие от нынешнего. Прививаться? От чего? Против того, что было раньше? Поэтому то, что сделает наша наука — это ушедший поезд.

Что касается системы здравоохранения. Здесь нужно разделить две вещи: изуродовано первичное звено здравоохранения. Будь моя воля, я бы, наверное, сурово поговорил с Вероникой Игоревной Скворцовой. При ней оптимизировали медицину. Она прекрасный невролог, но не организатор здравоохранения. Итог — катастрофически разрушенное первичное звено.

Во-вторых, наука. Она ещё, слава Богу, сохранилась. Мы ничуть не отстаём от мировой науки. Но реформой должны заниматься учёные, а не чиновники от здравоохранения. Равно, как и психологическим состоянием общества при вспышках или рядовых проявлениях той или иной болезни. Не случайно сегодня вновь говорю о такой общеукрепляющей составляющей здоровья, как психическое состояние общества. Здоровая психика, умение противостоять пандемии паники — вот что, в первую очередь, укрепляет иммунитет. Значит, помогает побороть болезнь. В том числе и этот коронавирус.

Почему в России нет паники из-за пандемии коронавируса

Во всем мире паника. Люди бегут в магазины, раскупая предметы длительного пользования, и к биржевым трейдерам с просьбой — отдайте нам наши деньги, ваши акции нам больше не нужны. Почему же в России этого не наблюдается?

В мире пандемия, а россияне спокойны

Коронавирус наступает, ВОЗ объявила пандемию, а в России никто не скупает продукты и маски и не бежит в обменник, хотя рубль падает. Мировые СМИ заполнены паническими заявлениями о том, что российские власти скрывают истинные масштабы бедствия, но две трети россиян не боятся заразиться коронавирусом, говорит опрос «Левада-центра».

Российские банки не фиксируют повышенного спроса на покупку долларов, как следует из информации кредитных организаций. Паники и резкого скачка спроса на валютообменные операции не зафиксировали в Сбербанке, ВТБ, банках «Открытие», «Русский Стандарт», МКБ, Росбанке.

А ведь раньше советский человек и россиянин в сложных ситуациях всегда запасался на черный день, есть даже замечательный рассказ Михаила Жванецкого, который начинается так:

«Однажды в телевизоре появился бледный как смерть министр финансов и заявил: — Финансовый кризис нас не затронет. Потому что.

Население, знающее толк в заявлениях официальных лиц, выматерилось негромко и отправилось закупать соль, спички и сахар».

Пять причин отсутствия паники в России

1.Как сказал «Правде.Ру» клинический психолог Михаил Хорс, наш социум более жизнеспособен, чем на Западе, из-за опыта, который получил.

«Западные страны прожили последние 50 лет без особых трудностей, они были накачаны печатным станком. И это благополучие привело к тому, что любой дискомфорт, даже возможный дискомфорт воспринимается более болезненно, чем у нас. Мы все-таки прошли через серьезные испытания. У многих еще живо воспоминание о 90-х годах, о дефицитах, пустых полках. Я замечаю, что молодежь более тревожна в этом смысле, чем люди взрослые, которые это помнят на своем опыте», — сказал психолог.

По словам Михаила Хорса, опыт дает эмоциональную устойчивость. А еще эмоциональную устойчивость дает мнение, что боль (болезни — однокоренные слова) — это неплохо для воспитания человека.

2.Добавим, во-вторых, что население России, хоть и закредитовано, но не под ценные бумаги, как на Западе. Там сейчас акции обесцениваются, и американские бабушки, у которых от котировок на бирже зависит размер пенсии, засуетились.

3. В третьих, у россиян нет лишних денег, грубо говоря, к чему суетиться, если карман пуст. Жизнь одним днем прочно вошла в наш быт.

4.В четвертых, русские, как православные, никогда не заботились больше о теле, чем о душе. «С нами Бог», — всегда уповали они, даже в советские времена, особенно, во время Великой Отечественной войны. Не случайно вера в Бога, как наследие предков, включена в проект обновленной Конституции.

5. В пятых, отсутствию паники способствует также адекватное поведение государства. Оно совсем не так как раньше говорит о том, что у нас все хорошо.

Россия была одной из первых стран в мире, которая запретила регулярные рейсы в Китай, и первая эвакуировала своих граждан оттуда. Сегодня количество рейсов в Китай, Южную Корею, Иран, Германию, Италию, Испанию и Францию резко сокращено и осуществляется только одной компанией и через терминал только одного аэропорта. Российские железные дороги также приостановили движение поездов в проблемные места. Закрыта граница с Китаем.

Из-за коронавируса отменены некоторые крупные мероприятия, например, ежегодный Петербургский экономический форум, а Москва запрещает все мероприятия, где может быть более 5000 человек.

Тем не менее чрезмерными меры не были, общий карантин не был объявлен для всей страны: школы, университеты и детские сады открыты и функционируют как обычно.

По официальным данным, на 12 марта в России зарегистрировано 34 случая коронавируса: половина — в Москве, остальные — в Казанской, Нижегородской, Калининградской, Липецкой и Белгородской областях.

Премьер-министр России Михаил Мишустин заявил 12 марта, что «угроза распространения инфекции в нашей стране сведена к минимуму» благодаря своевременно принятым мерам.

Авторы

Георгий Бовт

Иммунизация стада

Георгий Бовт о том, насколько обоснована паника из-за коронавируса

Когда весь мир впадает в панику – хотя накануне апокалипсиса, казалось бы, можно было бы и расслабиться и просто молиться каждый своему богу, вне зависимости от его «конституционности» – хочется схватиться, как за соломинку, хоть за что-то положительное. И оно есть.

Паника вокруг коронавируса, конечно же, несколько преувеличена, а некоторые меры реагирования, но лишь некоторые, представляются чрезмерными. Это дань современному миру, где и СМИ играют, конечно, свою роль в драматизации событий, но и среди политиков – вне зависимости от демократичности или авторитарности режима –

вряд ли найдется сейчас смельчак, который выйдет на публику и честно скажет: потери, в том числе людские, неизбежны, всех не спасти, мы должны и принять это как неизбежность, но постараемся максимально помочь тем, кто останется. И вот как именно. Далее список мер не только санитарного характера.

Нет, такое говорить нельзя, потому что упадет рейтинг. Надо говорить, что «мы делаем все возможное», не признаваясь, что «возможное» не есть «достаточное».

Именно поэтому карантинные меры вводятся явно с опозданием, вводятся, как кошке хвост по частям рубят. Вместо тотального карантина, постепенно ограничивают то одно, то другое, неизбежно приближаясь, по мере возможностей, к тому, что почти единственное в данной ситуации и работает – к «китайскому варианту». Когда из полуторамиллиардного населения заразились всего менее 90 тыс. человек, а умерло менее 3,5 тысяч.

Но есть и хорошие новости, как я уже заметил в начале. Смертность от коронавируса, судя по всему, хотя и в разы выше, чем от обычного гриппа, но все же меньше обнародованных ВОЗ 3,5%.

Многие следили за драматическим «круизом» судна Diamond Princess, которое после обнаружения двух заболевших COVID-19 оказалось запертым на карантин. Это почти идеальный «кейс» по выборке для изучения вирулентности и смертоносности заболевания. На судне, где находились более 3 700 человек, заразились около 700 (немногим менее 20%), из которых примерно половина не имели никаких симптомов заболевания. Среди тех, у кого симптомы проявились, смертность составила 1,9%. От всех инфицированных – 0,91%. Наиболее уязвимой, предсказуемо, оказалась группа тех, кому за 70, там смертность составила 7,3%.

Экстраполируя эту статистику на весь мир, британский эпидемиолог Тимоти Рассел из Лондонской школы гигиены и тропической медицины делает вывод, что по сравнению с обычным гриппом (где расчетная смертность составляет 0,1% и который уносит до 600-800 тысяч жизней в год по всему миру) новая зараза, конечно, более опасна. Однако уровень ее смертности составляет все же не 3,5%, о которых раструбила ВОЗ, а примерно 0,5% (но это самый оптимистичный показатель). В том числе в Китае, где попросту начало эпидемии проспали, начав массовое тестирование лишь в конце января — начале февраля. Тогда как первые зараженные появились, как теперь выясняется (газета South China Morning Post ссылается на некие добытые партийные документы КПК), не в конце декабря, а 17 ноября. При этом «нулевой пациент» так и не выявлен и есть небольшая вероятность, что он вообще не из Китая.

Это значит, что огромное число ранних случаев, а также поздних случаев, проходивших без выраженной симптоматики, остались неучтенными. Для Китая вышеупомянутый эпидемиолог и его команда дают смертность те же 0,5% с учетом тех, кто переболел бессимптомно. А для тех, кто с симптоматикой – около 1,1.
Американские расчеты чуть более алармистские. Так, тамошние эпидемиологи уже доложили конгрессу, что со временем число инфицированных в США может достигнуть 70-150 млн человек, став причиной смерти от 700 тыс. до 1,5 млн. Для сравнения: в 2018 году от болезней сердца в стране умерли 650 тысяч, а от обычного гриппа 60 тысяч. Заметим, правда, что те же специалисты из Центров по контролю и предотвращению заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention) прогнозировали в 2014 году, что число зараженных вирусом лихорадки Эбола может достигнуть миллиона человек. Однако в конечном счете цифра не превысила 30 тысяч. Правда, за счет целенаправленных и вовремя начатых адекватных карантинных мероприятий. Кстати, тогда прекращения авиасообщения в мировом масштабе не было.

Такие расчеты косвенно подтверждаются также данными из Южной Кореи, где практикуется тотальное тестирование населения (только за прошлую неделю – 200 тысяч). На фоне такой выборки смертность от COVID-19 оказывается самой низкой в мире – не более 0,7%. В том числе за счет своевременной изоляции инфицированных. Тогда как в Иране она уже приближается чуть ли не к 10%, в Италии к 6%. Почему? Да потому что число заболевших в легкой форме и инфицированных в разы (возможно, в даже в сотни раз) превышает данные официальной статистики. Особенно в Иране, где и тестов-то толком никаких нет.

В Корее и Японии карантинные меры мягче китайских. Обе страны не пошли по пути тотального закрытия, карантин введен, однако передвижение граждан не ограничено настолько жестко, как даже в Италии. Ставка сделана на отслеживание цепочек заражения и карантине всех в ней участвующих. И там, и там в последние дни резко снизился прирост числа заболевших.

В принципе, российские власти декларируют во многом именно такую же политику. Однако реализация идет непоследовательно. Даже соблюдение запрета массовых мероприятий сверх определенной численности (в столице это 5 тысяч человек, что неимоверно много) идет выборочно. Это не карантин, а типичный отечественный бардак. А уж отслеживание и изоляция цепочек заражения происходит точно куда с меньшей ретивостью и эффективностью, чем когда силовики по видеокамерам выявляли участников несанкционированных протестных акций.

Скорее всего, коронавирус давно гуляет и по нашей стране – в основном в легкой форме, похожей на обычное ОРВИ, либо в форме «внебольничной пневмонии», рост которой Росстат зафиксировал еще в январе. В любом случае, до последнего времени далеко не все прилетевшие из-за границы и даже из проблемных стран не только не изолировались (им лишь предлагается самоизоляция под расписку), но и не тестируются на наличие коронавируса. Те, кто входил в контакт с прилетевшими, не тестируются и не изолируются тем более.

На сегодня в стране есть лишь три центра, где проводятся такие анализы, – один в Новосибирске и два в Москве. Отечественная наука уже создала опытный образец экспресс-теста, массовую (относительно) его доступность обещают не ранее осени.

Как ни цинично, но к осени он уже на фиг будет не нужен, ибо аналоги будут, скорее всего, продаваться на Западе в универмагах для бедных типа Walmart по вполне доступной цене. В конце прошлой недели американский аналог нашего Минздрава в непривычной для себя молниеносной форме сертифицировал тест-системы одного всемирно известного швейцарского производителя. Также мне известен по крайней мере один отечественный импортер, готовый хоть завтра начать импорт уже почти готовых экспресс-тестов у итальянцев. Но, полагаю, что он запарится пыль глотать, согласовывая сертификацию в Росздравнадзоре. Тем более что итальянцы не могут получить апостиль на свою документацию, поскольку все нотариусы на карантине.

Да и потом, оно нам надо? Меньше знаешь – крепче спишь. Получи наши власти техническую возможность протестировать всех подряд, мы бы получили такую статистику, что вошли бы, наверное, сразу в число самых «токсичных стран» мира.

Кстати, полагаю, такая же участь ждет теперь и США, где число тестов на всю страну еще на прошлой неделе не превышало 10 тысяч, а мобильность и плотность населения куда выше нашей. Так что взрыва по экспоненте числа инфицированных в ближайшие дни можно ждать и там.

Так что – у меня сегодня сплошные «хорошие новости», как видите: скрытное массовое распространение вируса в легкой или вовсе недиагностируемой форме, как утверждают некоторые вирусологи (так хочется им верить), способствует, по сути, тихой иммунизации населения. И к следующему сезону, поскольку нет никаких сомнений, что вирус COVID-19 будет с нами сожительствовать теперь долго, эпидемия уже пройдет в более легкой форме и с меньшим числом тяжелых и смертельных исходов.

Это называется «стадная иммунизация». Если предотвратить эпидемию невозможно (а это уже так), то надо сосредоточить усилия на защите наиболее уязвимых слоев населения, введя карантин для снижения темпов распространения заразы. Ради того, чтобы популяция обрела устойчивость перед заболеванием в будущем.

На этом хорошие новости заканчиваются. Потому что современная «оптимизированная» по самое не могу медицина попросту не может справиться с большим наплывом тех тяжелых пациентов, которым нужны интенсивная терапия и ИВЛ. Неизбежно встает роковой для нормального врача выбор – кого спасать: того, кто «первым поступил», или того, кто моложе, не обременен и не ослаблен другими заболеваниями (они в случае с COVID-19 известны) или тех, кто моложе и у кого больше шансов выжить. Это предел возможностей уже наступил, судя по всему, в Италии, где на всю страну не более 6 тысяч мест в палатах интенсивной терапии, а число заболевших, пока я это пишу, превзошло 20 тысяч.

О том, в каком состоянии находится медицина у нас, все и так хорошо знают. Не будем нагнетать. И негласно вышеозначенный выбор (в пользу молодых, условно) у нас негласно давно уже практикуется. Негласно он практикуется и в развитых странах даже с частной страховой медициной. Скажем, в Америке за жизнь дедушки и бабушки будут бороться упорно до тех пор, пока страховка позволяет. Но даже там, согласно статистике, есть заметная разница, скажем, по предписанным операциям на сердце между теми, кому еще 79 лет, и теми, кому буквально вчера стукнуло 80: последним такие операция делают уже гораздо менее охотно.

Задача жестких карантинных мер состоит лишь в том, чтобы максимально замедлить распространение вируса, стараясь растянуть по времени пик эпидемии с тем, чтобы ослабить нагрузку на «оптимизированные» медучреждения и сокращенный финансовыми менеджерами медперсонал.

В идеале, надо было бы ограничить карантинные меры только для групп риска населения – возрастных, ослабленных другими заболеваниями, что трудновыполнимо чисто технически. И политически. Хотя, к примеру, норвежцы нашли вариант: они открыли определенные часы в продуктовых магазинах только для пожилых.

Расплата за нынешние формы поэтапной реакции (жалко отменять то одно, то другое, деньги пропадают) — это растянутая по времени паника, когда на несчастное народонаселение («стадо») каждый день обрушиваются все новые неприятные новости, которые рушат его обычную жизнь и заодно всю экономику вокруг.

Еще многим кажется – и политики, которые не любят сообщать электорату неприятные новости, лишь поощряют эти напрасные надежды, — что вот завтра уже все начнет налаживаться. И надо лишь перебронировать билеты и гостиницу. Нет, уже не завтра, а через две недели. Ах, нет, только через месяц, уже через полгода. В начале следующего. И так далее. Нынешние объявленные карантины и «самоблокады», скорее всего, придется продлевать.

Настоящий же шок и ужас начнутся тогда, когда пик эпидемии минует (а это случится неизбежно, даже если ничего не предпринимать), общество, осмотрев руины экономики, разрушенных бизнесов, других банкротов и исчезнувших рабочих мест, ужаснется масштабам содеянной санитарной обработки.

Но пока разрушение неделя за неделей обманных иллюзий, перенесение их на чуть более позднюю новую дату порождает все больше политического и экономического напряжения в обществе. Никто, собственно, не рассчитывал полгода-год отсиживаться в бункере с полным запасом всего. Да и денег на это почти ни у кого нет, люди не могут это себе позволить. Чтобы не возгонять по экспоненте, параллельно с числом заболевших и умерших – в обществе обманутые ожидания, кто-то должен выйти на публику и сообщить «стаду» весь неприятный расклад обстоятельств. И возможную цену, которую придется заплатить. С высокой вероятностью после этого никуда не переизбраться больше, а, как теперь модно стало говорить, обнулиться.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector