1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Нефть падает из за коронавируса

Обвал на рынках из-за коронавируса. Что важно знать

Как падают рынки

  • Котировки российских акций и курс рубля с утра пятницы, 28 февраля, продолжили стремительно снижаться. К моменту закрытия Московской биржи значение ее индекса снизилось на 130,76 пункта, до 2785,08 пункта (или на 4,48%). Долларовый индекс РТС (отражает текущую суммарную рыночную капитализацию наиболее ликвидных акций российских компаний) рухнул с 1386,2 до 1299,69 пункта, или на 6,24%. С начала недели индексы упали более чем на 10,9 и 15,3% соответственно. Аналитики ITI Capital называют падение российского фондового рынка за февраль самым масштабным за всю историю торгов в этом месяце.
  • Во вторник, 25 февраля, российский рынок акций просел на 3,33 и 5,16% (по индексам Мосбиржи и РТС соответственно), что стало на тот момент рекордным снижением с апреля 2018 года, когда США ввели санкции против публичных компаний Олега Дерипаски. Следующее сильное падение произошло в четверг, а в целом за неделю рекорд был побит не один раз.
  • Капитализация российского рынка акций по индексу РТС за неделю упала на $27,6 млрд — до $159,7 млрд, или в рублях по индексу Мосбиржи — на 1,24 трлн руб., до 10,78 трлн руб.
  • Рубль также продолжает сдавать позиции: доллар на торгах утром в пятницу превысил 67 руб., к 22:00 торговался по 67,2 руб., а закрылся на отметке 66,9 руб. Евро утром превысил 74 руб., хотя к завершению торгового дня опустился до 73,8 руб. На закрытии торгов прошлой пятницы они стоили 64,1 руб. и 69,5 руб. соответственно.
  • Февраль впервые стал «черным месяцем» для российских торгов, говорит инвестиционный стратег ITI Capital Искандер Луцко. В России бывали обвалы рынков в сентябре, апреле, январе, а вот февраль, как правило, был спокойным, замечает ведущий аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков.

  • Российские рынки и валюта падают вслед за западными. 27 февраля индексы S&P и Dow Jones обвалились на 4,42%, а NASDAQ Composite — на 4,61%, тенденция продолжилась и 28 февраля: более чем на 3% после открытия торгов упал S&P 500 и Dow Jones, свыше 2% — NASDAQ. Скорость распродаж на американском рынке рекордная, индекс широкого рынка S&P упал на 10% с недавно достигнутого пика — это самая быстрая его коррекция со времен Великой депрессии, пишет New York Times. Однако пока падение не достигло 20%, рынок продолжает считаться «бычьим», отмечает издание. К вечеру ситуация отчасти улучшилась: для S&P 500 торги закрылись на значении всего на 0,8% ниже предыдущего дня, для Dow Jones — на 1,4%, а NASDAQ к вечеру даже вырос — на 0,3% к итогу прошлых торгов.
  • Рынок в России падает сильнее западных, замечает финансовый аналитик «БКС Премьер» Сергей Дейнека: инвесторы бегут из рисковых активов (к ним относятся российские), цены на нефть падают, распродажи стимулирует и ситуация в сирийском Идлибе, способная увеличить конфронтацию между Москвой и Анкарой и активизировать санкционную риторику Запада.
  • Падение усугубляют алгоритмические системы трейдеров, занимающие довольно большую долю в торговле акциями и валютой, утверждает аналитик «Финама» Сергей Дроздов: при пробое важных технических уровней поддержки роботы выставляют новые заявки на продажу, способствуя дальнейшему падению биржевых индикаторов.
  • Паника отражается и на нефтяных котировках: если неделю назад, 21 февраля, баррель Brent (цена на российскую Urals считается как производная от Brent) стоил $58,5, то 28 февраля уже торгуется ниже $50 — в районе $49,8. Это отражается и на российских резервах, которые наполняются за счет сверхдоходов от нефти дороже $42,4. Разрыв между рыночной ценой на нефть и планкой отсечения по бюджетному правилу сократился до минимального значения за время действия последней версии бюджетного правила в России. Это еще один фактор, влияющий на курс рубля, отмечали аналитики.

Чем ситуация похожа на кризис 2008 года

Мировые рынки акций вернулись к уровням начала октября 2019 года, полностью нивелировав позитив от заключения частичной торговой сделки между США и Китаем и начала циклического восстановления мировой экономики после замедления 2018–2019 годов, рассуждает ведущий стратег «АТОН» Алексей Каминский: «Рынок опять закладывает в цены остановку начавшегося восстановления экономики и новый разворот ее вниз — возможно, уже в рецессию. Это особенно видно по новым минимумам в доходностях казначейских облигаций США».

«Конечные инвесторы на рынке акций слишком долго игнорировали все известные и неизвестные риски и оказались абсолютно не готовы к резкому движению рынка вниз», — отмечает главный стратег BCS Global Markets Вячеслав Смольянинов. Падение рынка застало инвесторов в акции развивающихся стран врасплох, утверждает он: продавать бумаги они начали только сейчас. На прошлой неделе зафиксирован крупнейший с середины августа 2019 года отток средств глобальных инвесторов из фондов акций развивающихся рынков, но составил он всего $1,5 млрд, пишет эксперт: «В большинстве своем инвесторы еще не в полной мере осознали серьезность ситуации, а именно угрозу масштабных распродаж».

Текущие распродажи на рынке акций напоминают ситуацию 2008 года, когда конечные инвесторы сохраняли спокойствие вплоть до последнего момента, рассуждает Смольянинов: «Судя по имеющимся данным, пока мы видим лишь самое начало массового ухода инвесторов из более рискованного класса активов — акций развивающихся стран». Панические продажи на мировых фондовых площадках в конце февраля заставляют вспомнить мировой финансовый кризис 2008 года, отметил и аналитик «Велес Капитала» Елена Кожухова.

Из-за возникающих сейчас перебоев в глобальных цепочках поставок из-за распространения коронавируса экономисты Bank of America Merrill Lynch снизили прогноз глобального экономического роста на 2020 год до 2,8% — минимального уровня с 2009 года. «К сожалению, сейчас нет очевидного новостного повода (разве что «голубиный сигнал» от Федрезерва [на заседании в марте 2019 года]), который мог бы снизить опасения по поводу вируса и стабилизировать рынки», — указывают аналитики банка.

Важным фактором российского рынка акций и валютного рынка является весомое присутствие на них иностранных игроков — до 70% оборота в локальных бумагах и GDR российских эмитентов обеспечивают нерезиденты, отмечает гендиректор УК «Спутник — Управление активами» Александр Лосев. Иностранцы (по крайней мере те, кто вкладывается через индексные фонды) в отличие от локальных игроков не будут сидеть в бумагах и ждать, например, дивидендов — они сразу продают акции, тем более что значительные объемы приходятся как раз на индексные фонды (пассивные инвестиции). Поскольку эти фонды ориентируются на биржевые индексы, при распродажах больше всего страдают голубые фишки, чей вес в индексе наибольший, пояснил Лосев.

Но российский рынок, напомнил Лосев, предлагает высокую дивидендную доходность, часто превышающую доходность ОФЗ, а фактор западных санкций ушел на задний план, поэтому Россия в среднесрочной перспективе останется привлекательной для инвесторов.

Почему коронавирус во всех странах, а падает только рубль

Слишком уж много факторов играют против российской валюты. Фото: Сергей Коньков/ТАСС

80 рублей за доллар, до этой отметки опустилась российская валюта, – далеко не предел. Об этом «Комсомольской правде» заявил экономист Денис Ракша.

— Боюсь, что мы только в начале пути вниз. Говорить о дне, от которого мог бы оттолкнуться и пойти вверх рубль, пока рано. Будем падать глубже, — предсказывает экономист.

Слишком уж много факторов играют против российской валюты. Коронавирус продолжает распространяться и замедлять экономику, цены на нефть падают, в бюджете РФ все меньше денег… Позитива мало.

Логичный вопрос – коронавирус везде, низкие цены на нефть тоже не только России касаются, да и деньги на поддержку своего населения сейчас тратят все страны. Почему же тогда рубль падает, а тот же доллар растет?

— Потому что рубль крепко привязан к нефти. Когда цены на нее растут, укрепляется и наша валюта – и наоборот. Доллар тоже связан с нефтью, только в обратном соотношении, — объясняет Ракша.

Другой фактор, который оказывает значительное влияние на мировую экономику прямо сейчас, — это пандемия коронавируса. Но только выходит, что все равно в нефть упирается.

— Вирус влияет на экономику, которая потребляет нефть. Падает спрос на нее, и цены идут вниз, — говорит Ракша. – То есть пандемия тоже «топит» нефть.

Получается, что даже если американские компании, добывающие сланцевую нефть, разорятся из-за неслыханно низких цен на черное золото, доллар от этого даже не чихнет.

— Американская валюта от этих компаний и их доходов не зависит примерно никак. И никогда не зависел. Доллар – валюта уникальная, одновременно национальная и мировая. Вот рубль, например, типичная сырьевая валюта – ее курс идет за ценой на то, что продают эти страны. На стоимость доллара влияют совсем другие факторы. И сейчас они направлены в разные стороны, — считает Денис Ракша.

Первый из этих факторов – те же цены на нефть. Только в отличие от рубля, чем цены ниже, тем американская валюта лучше себя чувствует. Происходит это потому, что сделки по черному золоту проводят именно в долларах.

— С другой стороны, внутренне состояние экономики Штатов и политика Федеральной резервной системы (аналог нашего Центробанка) играют на понижение курса доллара. ФРС, как и в прошлый кризис, включил печатный станок. Сейчас фактически заявлено, что никаких ограничений на печатание денег нет. Сколько рынку нужно денег, столько ему и дадут. Естественно, чем долларов больше, тем его курс меньше. Но низкие цены на нефть его укрепляют.

К тому же доллар – это мировая резервная валюта. Когда на рынках происходит что-то пугающее и непонятное, инвесторы бегут в доллар. Продают акции, активы в других валютах – все рискованные инструменты, и вкладываются в надежные. То есть в доллар. А к рискованным сейчас относится примерно все, в том числе и рубль.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Курс доллара подскочил выше 80 рублей впервые с февраля 2016 года

Цена на нефть марки WTI опустилась ниже $24 за баррель впервые с 11 июня 2002 года (подробности)

Еще больше материалов по теме:Падение цен на нефть и курса рубля

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы.

Нефть может подешеветь из-за коронавируса

Goldman Sachs прогнозирует, что цены на нефть могут потерять $3 за баррель из-за нового коронавируса, который в конце концов достиг США, сообщает Investing.com.

Проведенный Goldman анализ воздействия 2019-nCoV (как сокращенно называется вирус) основан на исследовании последствий эпидемии атипичной пневмонии, которая началась в Азии и потрясла весь мир в 2003 году.

Могут ли события 17-летней давности помочь в оценке нынешнего кризиса? Да, потому что они являются единственным доступным и самым актуальным примером, как утверждают в Goldman. А этот банк обладает в нефтегазовой сфере самым внушительным послужным списком среди представителей Уолл-стрит.

«Хотя оценки на данный момент остаются весьма неопределенными, и мы не можем оценить дальнейшее развитие текущей ситуации, мы используем эпидемию атипичной пневмонии 2003 года, чтобы проиллюстрировать потенциальное влияние на спрос на нефть», — говорится в заявлении.

Возможна еще большая распродажа

В Goldman добавляют:

«Такое влияние на спрос (без реакции со стороны ОПЕК) может вызвать снижение цены на нефть на $3 за баррель. Однако первоначальная высокая неопределенность может привести и к большей распродаже, как это было в марте 2003 года».

Интересно. Это означает, что нефть может упасть даже на $6 за баррель, как это произошло в разгар эпидемии атипичной пневмонии в 2003 году (основываясь на исторических данных Investing.com), до того, как ОПЕК предпримет что-то радикальное, чтобы поддержать рынок.

Год эпидемии атипичной пневмонии был волатильным для нефти, хотя цена на марку West Texas Intermediate, которая тогда являлась мировым бенчмарком (прежде чем в 2010 году ее обошла марка Brent), колебалась в диапазоне от $25 до $40 за баррель.

График Bloomberg для 2003 года, распространенный среди трейдеров по нефти, когда стало известно о первом отмеченном в США случае заболевания 2019-nCoV, также подчеркивает почти 40%-ное падение цены на WTI в том году.

Самый сильный удар атипичной пневмонии по нефти привел к падению на 17% за месяц.

Имеющиеся у Investing.com данные показывают, что март и апрель были худшими месяцами для WTI в 2003 году (падение составило 15% и 17%, соответственно). Несмотря на волатильность, рынок фактически завершил год ростом на 4%, закрывшись на уровне $32,52.

Как отметили в Goldman:

«Оглядываясь назад на эпидемию атипичной пневмонии, неопределенность в действительности привела к тому, что рынки и аналитики первоначально предполагали гораздо большее влияние, чем в конечном итоге имело место, и цена на нефть в самом худшем случае упала примерно на 20%».

«Этот повышенный уровень страха в конечном итоге спал, когда новые случаи заболевания стали регистрироваться всё реже. Вспышка эпидемии длилась пять месяцев, а затем региональная активность быстро восстановилась», — добавили эксперты.

Рассматривая потенциальное влияние 2019-nCoV, в Goldman прогнозируют снижение мирового спроса на нефть в среднем на 260 тыс. баррелей в сутки, включая сокращение спроса на авиатопливо на 170 тыс. баррелей в сутки.

Авиатопливо — самый уязвимый продукт

В Goldman отметили, что наибольшим ударом по реальному спросу на энергоносители может стать снижение потребности в авиационном топливе в связи с сокращением авиаперевозок.

Так было в 2003 году, когда в марте 2003 года снизилась относительная сила цен на реактивное топливо по сравнению с дизельным топливом. И добавили:

«На этот раз мы ожидаем аналогичного отклика со стороны цены. Фактически по состоянию на вторник распродажа маржи переработки и премий на авиатопливо уже началась. Давление на маржу переработки может усугубиться текущим высоким уровнем премии на авиатопливо, опережающей динамикой авиатоплива относительно дистиллятов в США и Европе и запасами дистиллятов, в этом году превышающими средние сезонные показатели».

Опасения по поводу того, что появившийся в Китае вирус 2019-nCoV может ударить по туризму и торговле, а также слабый экономический рост во вторник охладили спрос на рисковые активы.

Азиатский фондовый рынок сильно пострадал, а цены на медь и нефть упали, поскольку инвесторы устремились в безопасные активы, такие как гособлигации США и Германии.

До настоящего времени зарегистрировано более 400 заболевших, из которых девять человек умерли (в основном в китайской провинции Хубэй, где находится эпицентр кризиса).

Неоднозначные оценки возможных последствий

Некоторые аналитики говорят, что пока еще рано давать оценки, вирус, по-видимому, не столь смертоносен, как атипичная пневмония, от которой погибло около 10% заболевших.

«На данный момент мы сохраняем наши экономические прогнозы на этот год без изменений, но распространение вируса явно несет серьезный понижательный риск, и мы будем продолжать внимательно следить за ситуацией», — цитируют в CNBC слова ведущего экономиста Capital Economics Гарета Лезера.

Другие, например, знаменитый менеджер хедж-фонда Пол Тюдор Джонс, не согласны с этим.

«Этот коронавирус влечет непредвиденный поворот событий. Я думаю, что последствия могут быть серьезными. Если вы посмотрите на то, что произошло в 2003 году, оценки составляли от 0,5 до 2% ВВП для Китая, полпроцента для Юго-Восточной Азии», — сказал Джонс на программе «Squawk Box» CNBC на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария.

«Потери фондовых рынков измерялись двузначными цифрами. Если вы посмотрите на рост числа зарегистрированных случаев, сейчас ситуация очень похожа», — заключил Джонс.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector