0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Одежда и гроб: как проходят ковидные похороны

Одежда и гроб: как проходят ковидные похороны

Родственники умерших от коронавируса сталкиваются с множеством вопросов — как и где хоронить, можно ли прощаться, можно ли передать одежду покойному, как устраивать поминки, кому можно собраться у гроба умершего и каким будет ковидный гроб?

С начала смертей пациентов с коронавирусной инфекцией ходили самые нелепые, а порой и дикие слухи. Утверждалось, что тела будут обязательно кремировать, или хоронить на далеких отдельных кладбищах, а кто-то писал про цинковые запаянные гробы.

Вторая волна коронавируса принесла в разы больше смертей и тысячи россиян, столкнувшись с невосполнимой утратой, не могли понять, как хоронить родственника, умершего от COVID-19. Но по сути, ковидные похороны немногим отличаются от обычных, хотя свои нюансы есть.

Также, как и в других случаях, о смерти пациента в «красной» зоне родственников информирует лечащий врач. У него необходимо выяснить, в какой морг увезут тело. В большинстве случаев — это патологоанатомическое отделение больницы. Врач скажет, по какому телефону звонить в патанатомию.

Мой родственник умер от коронавируса. Что делать?

Фото amic.ru / Екатерина Смолихина

Когда в семью приходит смерть, родственники зачастую растеряны и не знают, что делать. Если же причина смерти – коронавирус, вопросов еще больше.

Можно ли провести прощание в ритуальном зале и отпевание в храме? Позволят ли родным умершего увидеть тело перед погребением? Как получить участок на кладбище? Ответы на эти и другие вопросы читайте в материале amic.ru.

Гербовое свидетельство о смерти, оформленное в загсе. Только при его наличии муниципальная специализированная похоронная служба выделит место на кладбище.

Свидетельство о смерти вам выдадут в любом загсе города или села, где жил человек или умер. К примеру, если ваш родственник скончался в ковидном госпитале больницы № 5 г. Барнаула (Центральный район), вы можете обратиться в любой другой загс города (допустим, в загс Ленинского района).

С собой нужно взять ваш паспорт и паспорт умершего, медицинское свидетельство о смерти.

Документ оформляется бесплатно в день обращения. Обычно загсы работают с понедельника по субботу, но во время пандемии могут вести прием граждан и в воскресенье.

Объявления о работе загсов в воскресенье публикуются в разделе новостей сайта Управления юстиции Алтайского края. Также на сайте вы найдете информацию о режиме работы каждого подразделения – графики у загсов различаются.

Вы получите его в морге после патологоанатомического исследования тела.

Вообще, вскрытие может не производиться, если сам умерший или его родственники были против. Но в случае с COVID-19 этой процедуры избежать нельзя. Анатомированию подлежат тела всех умерших от инфекционного заболевания (любого, в том числе COVID-19) или при подозрении на него (приложение № 1 к приказу Министерства здравоохранения РФ от 6 июня 2013 г. № 354н «Порядок проведения патологоанатомических вскрытий»).

Обратитесь к заведующему моргом, в которое было направлено тело. Вскрытие должно проводиться в течение трех суток после смерти. Эти требования тоже прописаны в приложении № 1 к приказу Минздрава № 354н.

Но, к сожалению, во время пандемии морги не всегда выдерживают установленные сроки.

Нет. Исследование тела производится бесплатно. Также бесплатно труп хранится в морге.

Платными являются услуги по подготовке тела к погребению: бритье, стрижка, одевание, укладывание в гроб и т. д. Их оказывают ритуальные компании или сами морги. К примеру, одевание и укладывание в гроб стоит около 2000 руб.

Это спорный вопрос.

Многие уверены, что нельзя. Такое убеждение возникло, когда Роспотребнадзор в начале пандемии выпустил строгие рекомендации по захоронению умерших от ковида. Согласно ним, к примеру, предпочтительным было кремирование, участникам церемонии погребения запрещалось прикасаться к телу умершего.

Но 15 июня 2020 года эти рекомендации отменили. Сейчас при ковидных похоронах должны соблюдаться общие правила, указанные в СанПиН 2.1.2882-11 «Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного назначения». Однако в этих правилах прямым текстом не говорится, можно открывать гроб для прощания или нет. В пресс-службе управления Роспотребнадзора по Алтайскому краю отмечают, что санпином это не регулируется.

В ритуальных же компаниях Алтайского края заявляют, что гроб оставляют закрытым. Похоронщики ссылаются на некие требования Роспотребнадзора, а также добавляют: гроб не открывают, чтобы не допустить инфицирования сотрудников.

В Барнауле по просьбам родственников умерших от COVID-19 стали делать гробы с окошками. Люди просят об этом ритуальные компании, потому что им сложно прощаться, не увидев покойного. Также по просьбам родственников сотрудники морга или ритуальных компаний делают посмертные фотографии.

Ритуальные компании забирают гроб с телом из морга и сразу везут на кладбище или в крематорий (в ритуальные залы и храмы гроб не завозят).

На кладбище гроб устанавливают для прощания (в том числе отпевания) либо рядом с часовней, либо у могилы. По времени процедура прощания, поскольку она проходит на улице, не ограничена, по количеству участников – тоже. Главное, чтобы строго соблюдались правила: на всех присутствующих были маски и перчатки, соблюдалась социальная дистанция.

Если в закрытых помещениях и проводят прощание, то без гроба. В зале устанавливают портрет покойного, показывают фото и видео с его участием, зажигают свечи. Такой формат прощания позволяет собраться вместе людям, которые были близки с умершим, выразить соболезнования, поделиться воспоминаниями.

Заочные проводы

Отпевание оказалось чуть ли ни единственным обрядом, не вызвавшим сложностей у верующих. Все церковные таинства (крещение, венчание, причащение, соборование и другие) нельзя проводить «на удаленке», а отпевание может быть заочным, потому что это не таинство, а молебен, рассказал «Известиям» настоятель храма святой мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский.

Отпевание без покойника — не редкость: люди попадают в катастрофы, пропадают без вести. Допустимо не устраивать проводы на кладбище. Конечно, люди хотят, чтобы всё было по порядку. В обычное время в церковь часто привозят покойника на ночь, ведется довольно длинная служба. Но сейчас в некоторые храмы вообще не допускают прихожан, даже мертвых. Например, наш обвязан сигнальной лентой, и туда может попасть только священник, и то не каждый. Мне вот не продлили пропуск, и теперь я до конца мая вынужден оставаться дома. Но службы в храме идут, их священники ведут по очереди, по одному, — пояснил он.

Сейчас от коронавируса умирают и священники, и их тоже отпевают, отметил Владимир Вигилянский. Гроб при этом открывать не требуется.

Интересно, что некоторых отпевали не в храме, а на территории около него. Так провожали отца Александра Агейкина, настоятеля Богоявленского собора. А отца Георгия Бреева, настоятеля храма Рождества Пресвятой Богородицы в Крылатском, отпевали внутри. И люди приходили на эти похороны. Но их было мало, хотя это известные священники, и без карантина их провожали бы сотни, — добавил протоиерей.

Что касается возможных ограничений на похороны в землю, священник не слышал, чтобы это обсуждалось. И в беседе с «Известиями» подчеркнул, что в отношении священнослужителей кремация совершенно недопустима.

А вот похороны мусульман изменились из-за COVID-19. Традиционного окутывания тела в саван оказалось недостаточно, чтобы обезопасить участников процессии. Поэтому Духовное управление мусульман России допустило возможность хоронить покойников в гробу. Эта рекомендация выполняется, подтвердили «Известиям» в пресс-службе ДУМ.

Вышла из квартиры, села в скорую и приехала в другой мир

Люди в приемном отделении были растеряны. Приехала пожилая женщина на скорой, привезла маму. Как ей назад ехать? У нее нет пропуска, она не знает, что это, у нее социальная карта заблокирована, в такси никто без пропуска не посадит и в метро не пустит. Телефон Nokia. Наизусть не помнит никаких своих данных. Она стоит: «Как мне назад ехать, вы не знаете?» Мне до сих пор из-за этого очень тяжело.

В этой ситуации, если человек приехал на скорой, привез близкого, а назад как? Об этом никто не подумал. Хоть бы какие-то справки придумали. Понятно, что это загрузка персонала, но, может, готовые бланки сделать какие-то.

Кстати, люди все без масок. Я этой женщине говорю: «Как вы сейчас без маски пойдете?» Дала ей маску, у меня была лишняя: «Вы хотя бы стирайте и утюгом горячим проглаживайте хоть как-то». Она спрашивает: «А где их берут?» Я говорю, что в «Перекрестке» покупала — 50 штук за 1300 рублей. Она: «Ой, я не смогу потратить столько денег».

Я понимаю, эта женщина не выходила никуда, сидела со своей мамой дома, продукты им приносили, поэтому у нее нет ни маски, ни пропуска, ничего — она вообще оказалась в другом мире. Она вышла из дверей квартиры, села в скорую и попала в другой мир. По ней это было видно, она не понимала, что делать.

И в морге родственники умерших были без масок практически все. Мы были в масках и в перчатках, на нас смотрели с удивлением.

Хотя висит объявление, что нужны маски и перчатки.

В крематории все сотрудники, естественно, в перчатках и в масках, а посетители — без них. Хоронят своего близкого человека с подтвержденным ковидом, и без масок. Сотрудники крематория говорят: «Наденьте маску, у нас все в масках». Они отвечают: «А у нас нет». — «Как же вы без масок?» — «У нас вообще их нет».

Воля усопшего

У нашего собеседника Павла во Франции от COVID-19 умерла мама. Он хочет похоронить её в Москве, но теперь это организовать невозможно — и неясно, когда ситуация изменится. «С сентября прошлого года моя мама была в спецучреждении, это было связано с резким прогрессом болезни Альцгеймера, — рассказывает он. — Эти заведения оказались слабым звеном в ситуации коронавируса. С одной стороны, они выполняют лечебно-медицинские функции, а с другой — не являются медицинскими учреждениями вроде госпиталя. Когда у мамы появились первые симптомы — высокая температура и дыхательные проблемы, — мне позвонили и сказали, что у неё был положительный тест на COVID-19. Я спросил, можно ли переместить маму в госпиталь. Ответили, что больницы перегружены, они не смогут её принять. Дальше я начал обзванивать своих влиятельных друзей с просьбой что-то сделать, если ситуация ухудшится. Все отвечали, что не могут помочь».

Когда Павлу сказали готовиться к худшему, он задумался о поездке во Францию: тогда ещё летали регулярные рейсы. Но доступ в больницы был закрыт, так что наш собеседник остался в Москве. «Мама умерла 27 марта. Незадолго до её смерти мне включили видеосвязь, чтобы я мог увидеть её в последний раз. Тело после смерти остаётся заразным, поэтому его сразу кладут в гроб, а потом кремируют без каких бы то ни было посторонних. Когда ситуация изменится и можно будет снова улететь, то прах можно будет забрать».

На прощании с писателем Александром Кабаковым (он умер от болезни Паркинсона) в подмосковной д еревне Аносино , как рассказывает его друг, писатель Евгений Попов, было многолюдно: « Фантастическими были эти похороны, как фантастичными были его жизнь и книги. Дул жуткий ветер, поваливший приготовленный крест. То солнце светило, то шёл снег. Вопреки карантину туда приехало довольно много близких ему людей. Почти все были в масках и выглядели инопланетянами. Такого финала своей необыкновенной жизни даже изобретательный Александр Абрамович придумать не смог бы».

Мама умерла 27 марта. Незадолго до её смерти мне включили видеосвязь, чтобы я мог увидеть её в последний раз

Но большинство прощаний сегодня всё же скомканы: церемонии проводят тайно, организаторы просят друзей не приходить, ограничивают круг только ближайшими родственниками. Один из самых непростых аспектов прощания — попытка соблюсти религиозные обряды. Формально отпевания не запрещены: в программе «Церковь и мир» на канале «Россия 24» митрополит Волоколамский Иларион сказал, что любые церковные таинства в пандемию совершаются «по договорённости с батюшкой». На практике же священники, которые соглашаются на проведение ритуала, делают это не только на свой страх и риск, но и оказываясь перед сложным моральным выбором.

«Посещение служб и таинств в церкви сейчас я считаю довольно эгоистичным поступком, — рассказывает москвичка Ирина, у неё недавно умер близкий друг. — Мы все сейчас проживаем момент воспитания в себе новой осознанности — и не можем закрывать глаза на так называемое общее благо, ставя свои интересы выше общественных. Но в случае с отпеванием речь идёт не о твоих желаниях, а о желаниях человека, который уже ушёл, и концепция последней воли, последней просьбы усопшего во всех культурах всегда считалась сакральной, непреложной».

Отпевание её друга тоже происходило в атмосфере секретности, но при соблюдении максимальных мер предосторожности: «На входе в храм меня встретил батюшка и немного нервно преградил путь словами „Без маски ко мне никто не зайдёт!“ — продолжает Ирина. — Замечу, маска — обычная, медицинская — на мне была, но разве она защищает? Каждому присутствующему выдавался настоящий респиратор 3М, резиновые перчатки и щедрая порция санитайзера. Отпевание всегда тяжёлое: это долгая служба и она буквально вводит тебя в транс. Но когда ты в респираторе, голова начинает кружиться уже через пару минут. Во время прощания ты подходишь к усопшему и целуешь его в лоб, но что делать сейчас? Тут же наступило неловкое замешательство: люди в белых масках растерянно переглянулись. Батюшка в респираторе рассудил так: просто подойдите к покойнику, перекрестите себя и его. Надо сказать, этот акт осенения крестом дорогого тебе человека был чуть ли не самым душераздирающим моментом в моей взрослой жизни».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector