0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто умирает от коронавируса

Наука

Медицина

Старики, мужчины, гипертоники: кого убивает коронавирус

Ученые выяснили, кто умирает от коронавируса

Старики, мужчины и хронически больные люди находятся в группе риска смерти от китайского коронавируса, предупреждают ученые. На детей, однако, COVID-19 практически не действует.

Сегодня коронавирусом COVID-19 заражены свыше 75 тыс. человек, преимущественно в Китае. Почти 15 тыс. уже вылечились, 2012 человек умерли. Китайские исследователи разобрались, для кого COVID-19 смертельно опасен, а у кого болезнь пройдет легко и не нанесет серьезного вреда здоровья. Результаты они изложили в статье в журнале Chinese Journal of Epidemiology.

Ученые проанализировали свыше 70 тыс. случаев заражения. Это исследование стало наиболее крупным с начала эпидемии.

В 80,9% случаев болезнь протекает с легкими или умеренными симптомами, отмечают исследователи.

Тяжелых случаев насчитывается около 13,8%, и лишь 4,7% — критические.

В группе риска — пожилые люди. Среди них самый высокий процент смертности — 14,8%. Среди детей в возрасте до девяти лет смертей не зарегистрировано. При этом известно как минимум два случая инфицирования новорожденных — они подхватили вирус от матерей.

В возрастной группе до 39 лет уровень смертности составляет всего 0,2% и с возрастом увеличивается: у сорокалетних риск умереть от коронавируса составляет 0,4%, у пятидесятилетних — 1,3%, к 70 годам доходит до 8% и продолжает расти.

Мужчины умирают чаще женщин — 2,8% против 1,7%.

Также чаще жертвами становятся пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями, диабетом, хроническими респираторными заболеваниями.

Общая смертность от вируса составила 2,3%. Это весьма скромный показатель по сравнению с атипичной пневмонией 2002-2003 годов, смертность от которой составила почти 10% при гораздо меньших масштабах заражения. Однако смертность выше, чем при сезонном гриппе: в октябре 2019 — феврале 2020 года в США от гриппа скончались 0,1% зараженных.

Почти 86% зараженных — жители Уханя либо посещали его в период эпидемии. С 23 января границы города закрыты.

Среди медработников заразились 1716 человек, пятеро скончались. 64% зараженных работали в Ухане.

«Процент тяжелых случаев среди медицинского персонала Уханя постепенно снизился с 38,9% на пике (28 января) до 12,7% в начале февраля», — отмечается в отчете.

Эпидемия достигла пика 24-26 января и пошла на спад, уточняют исследователи. К середине февраля уже наблюдался спад числа заражений. Специалисты предполагают, что на ситуации благотворно сказалось решение закрыть границы Уханя и ввести строгие ограничения в других пораженных районах.

Распространению вируса способствовал отток людей из Китая в связи с праздниками, считают исследователи. По мере того, как они будут возвращаться, возможна новая вспышка эпидемии.

Коронавирусы могут адаптироваться к условиям и становиться более вирулентными, предупреждают авторы работы и призывают врачей сохранять бдительность.

Ранее было установлено, что COVID-19 практически не действует на детей — к середине января не было известно ни об одном случае заражения людей младше 15 лет. Исследователи предположили, что дети менее подвержены заражению или в случае болезни меньше страдают от симптомов.

Новый коронавирус очень схож с тем, что в 2002-2003 годах вызвал вспышку атипичной пневмонии. Тогда среди более чем 8 тыс. пациентов оказалось лишь 80 лабораторно подтвержденных случаев болезни среди детей и еще у 55 были симптомы атипичной пневмонии, но анализы не проводились. Позднее было установлено, что атипичная пневмония у детей младше 12 лет протекала значительно легче, чем у взрослых, детей и подростков не было среди умерших от болезни, а случай передачи вируса от ребенка другому лицу был зафиксирован всего один.

У ученых есть два объяснения такому повороту событий и в 2002 году, и сегодня —

либо дети менее подвержены заражению, либо их организм более эффективно борется с вирусом.

Кроме того, нынешняя вспышка коронавируса началась с заражений на рынке морепродуктов, куда ходит не так уж много детей. Взрослые, зная о возможности заражения, внимательно следят за гигиеной и при появлении симптомов держатся подальше от детей, что сдерживает распространение вируса среди них.

Исследователи отмечают, что не собирали данные специально из детских больниц, поэтому данные могут быть не совсем точными. Однако если бы дети находились в группе риска по заражению коронавирусом, уже было бы известно о куда большем числе случаев.

Китайцы описали смерть от коронавируса

«Температуры у мамы не было, в больницу ее не брали»

01.02.2020 в 01:21, просмотров: 325198

Ира за обедом мрачно сказала: «Я боюсь коронавируса». Назавтра она не пришла — температура 39. Все последние дни мы с коллегой Ирой на работе лопатили коронавирусную тему. Нам, и правда, стало боязно.

Россияне, конечно, не закусывают полуживыми летучими мышами, а по населению с Уханем (11 миллионов) сравнима только Москва.

С другой стороны, партия «Единая Россия» все же не простирает свои руки так далеко в дела человеческие, как коммунистическая партия Китая, дисциплина россиян далека от китайской, и носить повсюду маски мы не приучены. Чихающие гриппозные персонажи, которым плевать на окружающих — норма.

И, кстати, вам когда-нибудь делали тест хотя бы на вид гриппа? Мне — ни разу в жизни. Вот когда в декабре на ровном месте заломило все тело, я еле добралась домой и рухнула с температурой сорок — что это было? Врач предположила вирус, потом я даже сделала анализ крови — да, был вирус. Но какой? Черт его знает. Обошлось — и ладно. И это в Москве, а я уж не говорю о Благовещенске или Комсомольске-на-Амуре.

Китайские СМИ пестрят передовицами о свезенных со всей страны в Ухань медиках, которые бесстрашно идут в бой, как солдаты на передовой. Медики плачут, но едут, потому что партия сказала «Надо!» Медсестры стригутся налысо, потому что велело начальство, и работают сутками в памерсах, поскольку снимать и надевать защитный костюм — отдельная эпопея.

Строителям дали 12 дней на возведение в Ухане двух больниц, всего 2600 коек. В сроки вроде укладываются, опыт есть — еще со времен эпидемии SARS начале двухтысячных. Плачут, возятся в грязи в масках, но строят. Потому что партия сказала «Надо!»

Мой папа — чернобылец, и я все пытаюсь сравнить. Вот тогда и партия говорила «Надо!», и кидали в бой огромные человеческие ресурсы, тех же военных, и были в Чернобыле настоящие, искренние подвижники.

А потом в Японии случилась Фукусима. Частная АЭС, готовых на подвиги особо не было. Радиация до сих пор утекает в океан.

И если, тысячу раз не дай Господь, что-нибудь а-ля Ухань (не говорю о Чернобыле) грянет в родной стране, найдет ли страна достаточно подвижников? Сколько оптимизированных врачей, например, пойдут на передовую?

Совершенно не хочу при этом сказать, что в Китае лучше, чем в России. Или что тоскую по КПСС. Просто пробую спроецировать китайскую ситуацию на наши реалии.

«Дозвониться в скорую было нереально»

При всей дисциплинированности китайцев, партийности, опыте SARS и прочая в Поднебесной дела нехороши.

Почитаем гонконгское издание «Феникс», у которого в Китае есть корпункты. Пресса Гонконга будет все же посвободней китайской.

«Феникс» публикует рассказ жителя Уханя Сяо Сюня.

13 января у его матери подскочила температура — 38. Сын отвез женщину в первую больницу. Диагноз — бронхит. Назначенное лечение не помогло, температура не спала, кашель продолжался.

Сяо снова поехал с мамой в больницу. На этот раз нашли пневмонию. Врач советовал госпитализацию, но отделение респираторных инфекций было заполнено. В отделение неотложной помощи стояла огромная очередь. Оставалось только принимать лекарства дома.

19 января женщине сделали повторную КТ и взяли анализы в другой больнице — Юнион. Двое докторов сказали Сюню: судя по всему, его мать заразилась новым коронавирусом, но у них нет тестового набора, чтобы это подтвердить.

Госпитализировать женщину так и не смогли — сын объехал несколько клиник, и нигде не было мест.

23 января Ухань закрыли. Дозвониться в скорую стало почти нереально. В городе ограничили поездки на личном транспорте, перестали работать такси и транспорт общественный. Пешком до ближайшей больницы надо было добираться три часа. В семье был мотоцикл, но везти по холоду (в тот день в Ухане было 3 градуса) больную не решались.

В доме кончились все прописанные лекарства. Днем мать Сяо Сюня начала задыхаться, правда, температура была невысокая. К вечеру наконец приехала скорая — но в больнице женщину опять не приняли, потому что у нее было всего 37,3. Сяо утверждает: городские медучреждения распространили сообщение о том, что пациенты без высокой температуры не должны обращаться к врачам.

«Больница была похожа на рынок — полно народу, отделение неотложной помощи переполнено. Свободный коек нет. Несколько носилок с больными лежали на земле, на улице» — описал Сяо происходившее.

Обратно домой мать пришлось везти на мотоцикле. «Я ехал очень медленно, чтобы маму не продуло, — рассказал мужчина. — Но после этого и сам простудился».

Сейчас матери Сяо остается только сидеть дома в отдельной комнате. Остальные трое членов семьи — два сына и муж, в квартире ходят в масках. 29 января женщина продолжала сильно кашлять. Сяо Сюнь все еще ждет возможности сделать ей тест на коронавирус.

«В изолятор все не помещаются»

Медсестра Чжан Ли (имя изменено) работает в изоляторе для больных коронавирусом уханьской больницы. Вот ее повествование, пусть довольно скупое.

«31 декабря нам разослали анкету для больных с вопросами о том, были ли они на рынке морепродуктов.

3 января наше отделение переоборудовали — всех прежних больных перевели в другие, а к нам стали поступать особые пациенты. Моя мама расплакалась, когда узнала, что мне придется с ними работать, она боялась, что я заражусь.

Сначала начальник рассказал нам, что коронавирус вроде как менее страшен, чем SARS (атипичная пневмония 2002-2003 годов — «МК»), и что особая защита в принципе не нужна — достаточно маски и халата. Но в итоге нас обязали надевать и защитную одежду, и очки.

В первые дни мы работали каждый день с 8 утра до полуночи. Некоторым коллегам пришлось отрабатывать суточные смены.

К нам кладут тех, кто не может за собой ухаживать, самых тяжелых подключают к аппаратам искусственного дыхания.

Во многих больницах Уханя нет мест — они просто не могут принимать людей. В моем отделении сейчас 30 человек с коронавирусом, всего в нашей больнице таких 100. В изолятор все не помещаются, других кладут в обычные палаты.

Схема действий такая: сначала нужно выяснить, контактировал ли обратившийся к нам с зараженными коноравирусом. Потом у человека берут мазки из горла, делают анализ на вирусы гриппа и КТ легких. Если виды известных инфекций исключены, тогда делают анализ на коронавирус».

«Попрощаться не дали»

Еще одна публикация — монолог жительницы Уханя Цянь Цянь. Мама Цянь Цянь умерла в первый день китайского Нового года.

17 января ей сделали плановую операцию на легком. Муж ухаживал за ней в палате.

Больной стало хуже — врачи заподозрили, что в больнице она заразилась коронавирусом.

Ее перевели в четырехместную палату, где лежали еще трое «на подозрении». Муж решил остаться с ней — ночевал он в коридоре, сидя на принесенном из дома стуле. Единственным его средством защиты была маска.

Цянь Цянь гостила в другом городе у бабушки, и срочно вернулась домой. Отец запретил ей приходить.

Брат Цянь Цянь все-таки принес родителям куриного бульону, еда в больнице была плохая. При этом он надел дождевик, маску, бахилы и медицинские перчатки, заклеив «щелки» скотчем.

Врач хотел перевести женщину в другой госпиталь, где оборудование было лучше, но там кончились места.

22 января диагноз у мамы подтвердился. Отец тоже сдал анализ — он оказался отрицательным. Цянь Цянь просила, чтобы он поехал домой поспать, но отец все равно боялся, что может принести вирус в семью. В больнице с матерью врачи ему остаться не разрешили.

Цянь Цянь встретилась с ним на больничной парковке: отец сидел в своей машине, она — в своей. Они видели друг друга, но из предосторожности говорили по телефону. Цянь Цянь оставила ему поллитровую бутылку спирта, чтобы он опрыскал себя и машину.

Отец решился поехать в другую больницу — там его оставили на карантине. Цянь Цянь купила на черном рынке иммуноглобулин, чтобы передать родителям. Ампула стоила 800 юаней (5 400 рублей — «МК»)

Они с братом выбросили всю одежду, которую надевали в последние дни, а перед этим порезали ее ножницами — вдруг кто-то захотел бы подобрать.

Ночью отец прислал детям пароль от свой банковской карты, мобильного телефона и детали страховки.

Утром Цянь-Цянь позвонили из больницы и сказали, что ее мать умерла. Причина смерти — дыхательная недостаточность, вызванная новой коронавирусной инфекцией.

Девушку и ее брата попросили ждать у морга. Попрощаться им не разрешили. Вынесли документы на подпись и обязались захоронить тело по особой процедуре.

Крылья членов партии

Китайская пресса выступает гораздо более бравурно, рапортуя об успехах борьбы с коронавирусом и боевом настрое уханьцев. Правда, градоначальник Уханя признал на сегодняшней пресс-конференции, что в городе не хватает медицинских средств, несмотря на помощь всего Китая.

Между тем по всему Китаю ищут тех, кто уехал из Уханя до закрытия города или контактировал с уханьцами и призывают граждан сообщать о всех таких случаях. Бессимптомных как минимум сажают на двухнедельный карантин. Власти объявили об использовании биг дата — электронных больших данных, для отслеживания перемещений граждан и выявления подозрительных не заявленных случаев.

В Пекине начали экстренную реконструкцию больницы «Сяотаньшань», которую во время эпидемии SARS-2003 построили за неделю.

А на въездах в деревни повсюду стоят народные дружинники, которые не пускают чужаков. В репортажах сообщают, что партийные чиновники проводят проверки — подъезжают к кордонам, и, когда их отказываются пропускать, выражают благодарность бдительным гражданам.

Кстати, Ухань закрыт на выезд — но не на въезд. Уханьцев, которые успели улететь за границу, срочно возвращают в родной город спецбортами — из Таиланда, Малайзии, Японии и Сингапура. Пассажиры, как пишут, «возвращаются домой со слезами счастья». Экипажи самолетов состоят из«членов партии и кадров с сильными политическими и профессиональными качествами».

«Никто не воспринял это всерьез»

Но и в китайской прессе проскальзывают очень печальные статьи. «Шанхай обсервер», орган, как я понимаю, шанхайского горкома партии, публикует историю Ван Тяньгуна, чья 64-летняя мать умерла в Ухане три дня назад.

С момента ее помещения в изолятор до кончины прошло 11 часов.

Когда началась эпидемия, Ван Тянгун стал волонтером, перевозил медиков по городу. Сейчас он на карантине дома, признаков болезни нет.

Мать Вана начала кашлять 17 января, никто не воспринял это всерьез — простуда и простуда. На рынке морепродуктов женщина не была. Но по городу ездила на автобусе и ходила в магазины за покупками.

У нее ухудшился аппетит, ее слабило, но температура не поднималась.

23 января Ван отвез маму в обычную больницу, а не в «коронавирусную». Так рекомендовали городские службы здравоохранения — если человек не ходил в последнее время на рынок морепродуктов и у него не было явных симптомов, надо обращаться к обычным терапевтам и потом лечиться дома.

Терапевт померил температуру — нормальная. Прописал лекарства от кашля.

Прошло еще два дня. Сын все-таки решил сделать маме КТ легких. Врачу картина показалась тревожной, но у него опять-таки не было тестового комплекта на коронавирус.

Женщине сделали укол и дали закрепляющее.

27 января мать Вана стала задыхаться. Он снова отвез ее в больницу и попросил дать подышать из кислородного баллона. Свободных баллонов не было.

В другой клинике повезло больше — маме провели кислородную терапию.

Наконец врачи из чата с волонтерами помогли Вану устроить мать в госпиталь, оборудованный под лечение коронавирусной пневмонии. В отделении работали 4 медсестры на 30 пациентов.

Ван считает, что за его мамой в изоляторе не уследили — если бы ей вовремя дали кислородную маску, она могла бы выжить.

Последний раз она позвонила сыну в 4 утра 29 января. Умерла в 8:10 утра.

Я очень-очень надеюсь, что ко всем нашим бедам не прибавится еще и эпидемия. Коронавирусом у нас занялись вплотную. По крайней мере, судя по новостям из правительства. Но, кроме коронавируса, может ведь грянуть и что-то другое.

Выдержим ли мы подобное испытание?

Ира, дорогая коллега моя, выздоравливай скорей. Мы тебя ждем на работе. Пей чай с малиной, не забудь про шерстяные носки. И не читай новости хотя бы пару дней.

Как убивает коронавирус: история болезни двух девушек, из которых выжила только одна

Медсестра Дэн Даньцзин и врач Ся Сысы оказались на передовой борьбы со вспышкой коронавируса в китайском Ухане, ставшем эпицентром распространения пандемии по всему миру. В конце концов они оказались по другую сторону баррикад в своих больницах: уже в статусе зараженных. Всего за несколько недель они прошли путь от здоровых профессионалов своего дела, боровшихся за чужое благополучие, до пациентов в критическом состоянии, которым приходилось сражаться уже за свою жизнь, описывает The New York Times. Истории «мисс Дэн» и «доктора Ся» отражают непредсказуемую натуру вируса, которая каждого затрагивает по-разному, порой игнорируя статистическое среднее и любые научные исследования, пишет газета.

Симптомы проявились внезапно

Две девушки вели очень похожую жизнь: обеим было 29 лет, обе замужем, у каждой маленький ребенок. И та, и другая работали в больницах.

Дэн была медсестрой в той больнице, где на той же должности работала ее мать. В свободное время они ходили за покупками или смотрели вместе кино. Любимым занятием Дэн было играть с котятами — Толстым Тигром и Белым Малышом. Второго она взяла всего за три месяца до того, как заболеть. Дэн любила делать макияж и проводить время с друзьями в Starbucks.

Every journalist knows that a single death is a tragedy, a million a statistic. 68,000 people have recovered from the coronavirus outbreak, while nearly 5,000 have died. @vwang3 and I zoom in on two of them: two 29-yr-old female medical workers from Wuhan. https://t.co/ilmkVqLJyN

— Sui-Lee Wee 黄瑞黎 (@suilee) March 13, 2020

Ся — гастроэнтеролог. Она тоже из семьи медицинских работников. Она стала самым молодым специалистом в отделе, когда устроилась на работу. Всегда улыбчивую, ее любили коллеги и пациенты старшего поколения, называвшие ее «маленькая Сысы». Ся любила путешествовать с семьей и незадолго до эпидемии вернулась с курортного острова Учжичжоу.

Когда загадочный вирус ударил по городу, женщинам пришлось много работать, заботясь о, как казалось, бесконечном потоке пациентов. Они принимали меры предосторожности, чтобы защитить себя. Но их оказалось недостаточно: симптомы проявились внезапно.

Грудь словно сдавило

Ся закончила ночную смену 14 января, когда ее попросили вернуться, чтобы осмотреть еще одного пациента — 76-летнего мужчину с подозрением на коронавирус, описывает NYT. Пять дней спустя ее самочувствие ухудшилось. Измотанная, она задремала, а потом проверила температуру: почти 37,8. Грудь словно сдавило.

Пару недель спустя, в начале февраля, Дэн, медсестра, собиралась поесть на работе, но вид еды вдруг вызвал у нее чувство тошноты. Она подумала, что просто устала: с самого начала вспышки посещала семьи зараженных и рассказывала, как правильно дезинфицировать их дома. Заставив себя поесть хотя бы немного, Дэн поехала домой, приняла душ и затем, чувствуя слабость, легла вздремнуть. После пробуждения температура была 37,8 градуса.

Жар — самый распространенный симптом коронавируса, который наблюдается у почти 90% пациентов. Примерно каждый пятый сталкивается с затрудненным дыханием, часто с кашлем. Многие чувствуют усталость, отмечает издание.

Девушки поспешили к врачам. Результат обследования был неутешительным: томография показала, что легкие повреждены — явный признак коронавируса.

Дэн не хватило места в больнице, и на одну ночь она поселилась в отеле. Жар не спадал, и утром ее наконец поместили в палату. Тест на коронавирус подтвердил заражение. Дэн пыталась оставаться оптимистичной. Писала мужу, убеждая его носить маску даже дома, а также вымыть все миски и палочки для еды с кипятком или выбросить их. Муж отправил фото одного из котов с подписью: «Ждет, когда ты вернешься». «Я думаю, это займет от 10 дней до полумесяца. Береги себя», — ответила она.

У Ся сразу начались проблемы с дыханием. Доктора и медсестры навещали ее в защитных костюмах и очках.

«Я все время думаю, что скоро поправлюсь»

Несмотря на показной оптимизм, Дэн все больше слабела. Мать приносила ей домашнюю еду, но аппетита у больной не было: ее кормили внутривенно.

Ся тоже была серьезно больна, но, похоже, постепенно боролась с инфекцией. Жар спал спустя несколько дней, ей стало легче дышать, хотя она и оставалась зависима от аппарата вентиляции легких. Настроение улучшилось. 25 января она написала коллегам, что скоро вернется в команду. «Ты нам очень нужна», — ответил один из них. «Полегче. Не волнуйся сильно», — охлаждал ее пыл супруг. «Я все время думаю, что скоро поправлюсь», — ответила Ся. На это были основания: в конце концов, большинство пациентов восстанавливаются после болезни, напоминает NYT. Пробы Ся дважды показали отрицательный результат на коронавирус. Она заявила матери, что рассчитывает покинуть больницу 8 февраля.

На четвертый день в больнице Дэн было уже сложно притворяться жизнерадостной. Ее тошнило, мучила диарея и постоянный озноб. Температура поднялась до 38,5 градуса. Рано утром 5 февраля она проснулась из глубокого сна и обнаружила, что лекарство не помогло сбить температуру. Она плакала. Ее состояние врачи оценивали как критическое. На следующий день ее трижды вырвало. Ей казалось, что она видит галлюцинации. Она больше не слышала запахи и не чувствовала вкус, а ее пульс замедлился до 50 ударов в минуту. «Мне казалось, что я хожу на грани смерти», — цитирует ее запись в соцсетях NYT.

Пока доктор Ся, как казалось, восстанавливалась, ее все еще пугала мысль о смерти. Тесты могут быть обманчивыми, и отрицательные результаты не обязательно означают, что пациент чист. Она потребовала от родителей пообещать, что они позаботятся о ее двухлетнем сыне, если она не справится. Мать, пытаясь поддержать, ответила: «Это же твой сын. Разве ты не хочешь сама его вырастить»?

«Мне вернули мою свободу»

Внезапно состояние доктора Ся резко ухудшилось. Ранним утром 7 февраля ее сердце остановилось.

Доктора Ся перевели в реанимацию. Ей ввели дыхательную трубку. Главврач созвал совет из нескольких экспертов со всего города. Они сумели найти в городе аппарат для насыщения крови кислородом. Сердце Ся забилось вновь, но инфекция была слишком сильна, а мозг уже пострадал от недостатка кислорода. Вскоре отказали почки. «Мозг работает как центр управления. Она не могла управлять другими органами, поэтому они отказали. Это (смерть — Forbes) было лишь делом времени», — пояснил NYT один из врачей. Ся оказалась в коме. 23 февраля она умерла — на 35 день после госпитализации.

К концу первой недели мисс Дэн в больнице жар спал. Она могла снова есть еду, которую приносила ее мать. 15 февраля тест показал отрицательный результат. Еще один три дня спустя — снова. Она могла идти домой. Идти в прямом смысле, потому что в помещенном на карантин городе не работали общественный транспорт и такси. «Я себя чувствовала, словно маленькая птичка. Мне вернули мою свободу», — вспоминает она. Ей пришлось самоизолироваться дома на 14 дней. Муж и дочь остались с ее родителями. Дэн проводила время за игрой с кошками и телевизором. Она шутит, что таким образом попробовала, как это — быть на пенсии. Ее кашель спал, но каждый день она выполняет дыхательные упражнения, чтобы укрепить легкие. Она собирается выйти на работу, как только больница позволит. «Меня спасла наша страна. Я думаю, что я могу вернуть ей долг».

Почему Ся скончалась после того, как уже показывала признаки выздоровления, осталось загадкой, пишет газета. Ее иммунная система, как у многих врачей, могла быть истощена постоянной борьбой с болезнями. Возможно, она пострадала от чрезмерной защитной реакции организма, который в качестве реакции на новый вирус наполнил легкие белыми кровяными клетками и жидкостью. Возможно, она скончалась от недостатка кислорода, который испытывали органы.

«Мама, мама!»

Сын доктора Ся все еще думает, что его мать на работе. Когда звонит телефон, он пытается вырвать его из рук бабушки и кричит: «Мама, мама!». Ее супруг, доктор У, не знает, что сказать сыну. Он еще сам не смирился. Они встретились в медицинском училище и были друг для друга первой любовью. Они планировали вместе состариться. «Я очень ее любил. Теперь ее нет. Я не знаю, что делать дальше. Я могу только держаться», — говорит собеседник NYT.

По последним данным, жертвами коронавируса стали 5280 человек. 144 657 человек были заражены.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector