0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Коронавирус сколько больных по миру

Статистика по коронавирусу на 8 апреля: число больных выросло на 82 тысячи

Роспотребнадзор на своём сайте опубликовал актуальную официальную информацию по числу заболевших коронавирусной инфекцией COVID-19 в мире.

Как сообщается, по состоянию на 8 часов утра по московскому времени 8 апреля, в мире было зафиксировано 1 млн. 429 тыс. 939 подтверждённых случаев коронавируса, суточный прирост составил 82417.

Коронавирус, борьба с пандемией, последние новости:

Читайте последние новости на сегодня, 10 апреля, и аналитические материалы Свободной Прессы в социальных сетях: Facebook, Twitter, ВКонтакте, Одноклассники, Мир тесен, а так же Telegram.

Опасность всеобщего заражения исходит теперь из Индии

В ФРГ разгорается скандал по поводу прогноза нынешней эпидемии, который сделали федеральные ведомства в 2013-м

На борьбу с коронавирусом должен выйти троянский конь «хозяев денег» под названием «нано-вакцина»

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Советник председателя ЦК КПРФ по экономическим вопросам, член ЦК КПРФ, экс-депутат Государственной Думы

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Зараженных: 10131

Выздоровевших: 698

Погибших: 76

Первый зам. главного редактора: Прилепин Е.Н.

Использование материалов издания допускается только при одновременном размещении гиперссылки на оригинал в «Свободной Прессе».

Мнения отдельных авторов могут не совпадать с позицией редакции.

СвободнаяПресса ® – свидетельства о регистрации товарных знаков №390722 и №390723 выданы Роспатентом 06.10.2009.
Действительны до 23.03.2029.

© 2009, АНО «ИнПресс» – свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-77526 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Сетевое издание «Свободная пресса» выходит с 1 ноября 2008 года.

Редакция: Автономная некоммерческая организация «Интернет-Пресса» (АНО «ИнПресс» – учредитель)
E-mail: inpress@svpressa.ru
Тел.: +7 (495) 999-36-79

Издатель: ООО «Авторское бюро»
Тел.: +7 (495) 380-41-32

Так ли он смертелен: сколько людей на самом деле убил коронавирус

«Я убежден, что мир стал жертвой иллюзии смертности при коронавирусе», — пишет на своей странице в Фэйсбуке аналитик Илья Пестов. И публикует статью «Коронавирус: опасная иллюзия смертности» на интернет-портале Хабр. По словам автора, всего за двое суток текст набрал более полумиллиона просмотров. Откликов тоже море. Одни хвалят Пестова за грамотное разоблачение « фейка всемирного масштаба», другие критикуют за дилетантство и передергивание фактов.

ПЯТЬ ФАКТОВ, РАЗОБЛАЧАЮЩИХ ПАНДЕМИЮ SARS-CoV-2

Что же выяснил автор нашумевшей публикации? Вот основные тезисы статьи:

1. Очень важно не путать смертность людей, которым поставлен диагноз COVID-19, и смертность непосредственно от коронавируса , подчеркивает Илья Пестов. Скажем, человек с ишемической болезнью сердца попадает в госпиталь, умирает от сердечного приступа. А у него заодно обнаруживают коронавирус, и приписывают жертву вирусу. «Все мы видели пугающие цифры среди погибших с положительным тестом на Covid-19. Но высокий процент смертности, который мы наблюдаем — есть иллюзия, ибо в большинстве своём мы смотрим на естественную смертность, которая случилась бы и без заражения, поскольку причиной стало что-то другое», — уверен автор.

2. Множество людей с коронавирусом, ушедших в мир иной, умерли бы в любом случае, продолжает Илья Пестов. И предлагает определить их количество, опираясь на теорию вероятностей: «Для этого нам надо сопоставить общую смертность со смертностью при наличии инфекции». Здесь автор ссылается на «именитого статистика из Университета Кембриджа » Дэвида Шпигельхальтера, поясняя: в его распоряжении был полный объём данных по Великобритании от Имперского колледжа Лондона . И приводит график с комментарием: «В сравнении годовой смертности и смертности среди людей с положительным тестом на Covid-19 мы отчётливо видим совпадение формы кривой». Какой вывод? «Следовательно, фоновая или естественная смертность людей зачастую даже больше, чем при коронавирусе», — поясняет Пестов.

3. Кому-то, глядя на график, может прийти в голову и другая интерпретация , соглашается автор текста. Как можно сравнивать годовую смертность от всех болезней вообще (это одна из кривых на графике) и данные по новому заболеванию, которому лишь несколько месяцев от роду? Но секрет в том, что «вероятности работают по-другому».

— Равенство между коэффициентами смертности вовсе не означает, что коронавирус за время эпидемии убивает столько же людей, сколько все другие заболевания за год, — поясняет Пестов. — Это разные вероятности. Равенство между коэффициентами означает, что вероятность умереть от коронавируса эквивалентна вероятности не прожить ещё один год. Другими словами, опасность новой инфекции равна опасности повседневной жизни на протяжении года.

4. Также автор критикует нынешний подход большинства стран мира, которые вводят карантин , чтобы избежать резкого всплеска заболеваемости COVID-19.

— Все призывают сглаживать кривую заболеваемости дабы равномерно распределить нагрузку на систему здравоохранения. Однако жёсткие меры подавления и бдительный надзор за каждым кашлянувшим также перегружают эту систему, — считает аналитик.

5. Наконец, автор приводит самые убедительные и наглядные, на его взгляд, доказательства, что ситуация в Италии отнюдь не свидетельствует о повышенной опасности коронавируса в сравнении с обычным сезонным гриппом. Напомним, многие СМИ описывают нехватку мест в моргах, захлебывающиеся от потока тяжелых больных госпитали и катастрофический дефицит мест в реанимациях.

В ответ Илья Пестов предлагает посмотреть на график смертности итальянцев во время эпидемии гриппа зимой 2016 года.

— Глядя на изображение, мы отчётливо видим, что новое пиковое значение находится на одном и том же уровне с эпидемией гриппа зимой 2016 года, — подчеркивает автор. — Поэтому можно сколько угодно цитировать слова мэра Бергамо о числе погибших в его маленьком городе непонятно из-за чего, но факт остаётся фактом — в начале 2020 года в Италии погибло не больше людей, чем в начале 2017 года.

Откуда тогда берутся ужасающие кадры и многостраничные некрологи в итальянских газетах? На этот счет Пестов дает пояснение: «Я однозначно утверждаю, что перегрузку вызывает не количество нуждающихся в лечении, а чрезмерный объём усилий, брошенных на диагностику. Если бы врачи в 2017 году начали класть в стационар каждого с подозрением на грипп, то коллапс был бы ещё масштабнее».

Словом, страны ринулись спасать население от псевдо-бубонной чумы современности, поставив под угрозу всю систему здравоохранения, считает Илья Пестов. Однако сегодня нет никаких убедительных доказательств того, что новая болячка значительно опаснее гриппа, утверждает автор статьи.

Факты, обнаруженные Пестовым, мы показали ряду экспертов, которые так же внимательно следят за ходом развития вспышки COVID-19 в разных странах мира и за эффективностью мер противодействия инфекции.

О ЧЕМ ГОВОРЯТ ЦИФРЫ НА ГРАФИКЕ

— Давайте посмотрим внимательно. Илья Пестов приводит график, где зачем-то сравнивает смертность в Великобритании в течение года и от болезни COVID-19, которая длится приблизительно около месяца . Показатели примерно одинаковые, — говорит антрополог, демограф, кандидат исторических наук, председатель правления Совета по общественному здоровью и проблемам демографии Дарья Халтурина. — Поскольку годовая смертность, то есть за 12 месяцев, повторяет те же данные за месяц при COVID, то по стандартам демографии и статистики (а не дилетантским интерпретациям) делается вывод: смертность во время заболевания новым коронавирусом превышает «обычную» примерно в 12 раз.

Теперь посмотрите, как по той же логике будет выглядеть график смертности в течение года для британок, инфицированных COVID-19 (график 2). Фактически риски не дожить до следующего года у них удваиваются . Именно об этом пишет цитируемый Ильей и неправильно понятый им кембриджский аналитик. Перевожу и цитирую дословно: «грубо говоря, мы можем сказать, что заболеть COVID-19 это то же самое, как получить за неделю все годовые риски смертности» .

ЧТО ЖЕ ПРОИСХОДИТ В ИТАЛИИ

— Илья приводит график средних уровней смертности в 2016 — 2020 гг. в 19 городах Италии и делает вывод, что потери 2020 года не превышают уровней обычных сезонных заболеваний (график 3), — продолжает Дарья Халтурина. — График вполне интересный, на нем видна сезонность смертности в городах Италии, и особо опасная эпидемия ОРВИ (скорее всего гриппа) в 2016 г. Однако обратите внимание: кривая смертности 2020 года ведет себя аномально. Вместо падения смертности с февраля, характерного для 2016 г. и других прошлых лет, наблюдается ее резкий рост в последние 2 недели марта.

Смотрим дальше. В следующем после цитируемого Ильей выпуске демографического бюллетеня приведены графики смертности отдельно на Севере и других областях Италии (график 4). На пораженном эпидемией коронавируса Севере смертность выросла радикально, практически в 2 раза. В то время как до центра эпидемия дойти не успела, будучи остановлена карантинными мерами. В особо пораженных городах Италии смертность выросла в среднем в 6 раз!

— Пример Италии наглядно показывает, что будет с уровнем смертности без достаточного карантина, — говорит демограф Дарья Халтурина . — При анализе эффектов инфекционных заболеваний необходимо уметь экстраполировать кривые заражений и смертей на будущее. Известно, что они растут в экспоненциально, примерно как размножаются кролики. Есть все основания полагать, что смертность в Италии в гипотетической ситуации без карантина продолжила бы свой разбег, а эпидемия расширилась бы географически.

РЕАЛЬНЫЕ ПРИЧИНЫ ГИБЕЛИ: ОТ ВИРУСА ИЛИ ОТ ОСТАНОВКИ СЕРДЦА?

— Когда вам говорят, что статистика смертности от COVID-19 преувеличена, многие люди умирают «от естественных причин», а вирус «просто сопутствует», важно понимать вот что. Действительно, сам вирус напрямую, как пистолет в висок, не убивает, — поясняет исследователь, научно-медицинский просветитель, вице-президент Фонда «Наука за продление жизни» Юрий Дейгин. — Люди умирают от тяжелых осложнений, к развитию которых приводит SARS-СоV-2. Это избыточное воспаление, так называемый цитокиновый шторм, отек легких, осложнение на почки, сердечно-сосудистую систему. В таких случаях, по логике Ильи Пестова, нужно писать в свидетельстве о смерти: пневмония, отказ почек, остановка сердца в конце концов. Кстати, в целом все люди именно так и умирают — от остановки сердца, в том числе онкобольные. Получается, диагноза «рак» вообще можно было бы в статистике избежать.

Кстати, практика показывает, что порой на практике этот метод используется, чтобы избежать «чрезмерного» роста смертности от COVID. Так произошло с пермской журналисткой Анастасией Петровой, которая умерла 31 марта. Сначала было объявлено, что результат анализа на коронавирус у нее отрицательный, а причина смерти — пневмония. Однако спустя несколько дней пресс-служба главы Пермского края Дмитрия Махонина сообщила: девушка «умерла не от пневмонии, а все-таки от коронавируса». Повторный анализ подтвердил COVID. После чего глава региона подчеркнул, что с враньем надо бороться.

— Вообще, для оценки причин смертности я бы предложил использовать простой тест: если бы не COVID — умер бы находящийся в реанимации человек? Если нет, то его убил коронавирус, вызвавший несовместимые с жизнью осложнения, — подчеркивает Юрий Дейгин .

В ТЕМУ

А как же грипп?

Медицинские эксперты поясняют: есть как минимум четыре факта, подтверждающие не сопоставимо более высокую опасность COVID-19 по сравнению с сезонным гриппом.

1. Заразность.

Для гриппа инкубационный период составляет от 1 до 4 дней (чаще 3). Пик периода вирусовыделения — 3 дня.

Для COVID-19 инкубационный период от 2 до 14 дней (чаще всего 5 — 6), период вирусовыделения 8 — 20 дней после выздоровления.

! Итого: в среднем грипп заразен в 5 раз меньше по времени, обнаруживается в 2 раза быстрее и почти не представляет опасности после лечения.

2. Лечение.

100% лечения от гриппа не существует, но есть специфичное и симптоматическое лечение, которое может помочь в сложных случаях. Препаратов с доказанной эффективностью против COVID-19 нет.

3. Летальность.

По самым скромным подсчетам летальность от COVID составляет 1, 5 — 1,7% заболевших. У сезонного гриппа этот показатель 0,1%. То есть от коронавируса люди умирают как минимум в 15 раз чаще, чем от гриппа.

4. Прививка.

От гриппа есть эффективные вакцины, которые доступным всему населению. Вакцина от коронавируса может поступить в широкой доступ по оценкам экспертом в лучшем случае через год — полтора.

КСТАТИ

Госпитализация может понадобиться каждому пятому

— Когда люди уверены, что 80% заразившихся легко перенесут COVID-19, они почему-то забывают про обратную сторону медали, — говорит иммунолог, эксперт по международному здравоохранению, кандидат медицинских наук Николай Крючков . — На сегодня данные разных стран мира показывают: госпитализируют от 15 до 35% пациентов с COVID-19. Задумайтесь: в больнице может оказаться каждый пятый заразившийся. Более того, если у человека есть факторы риска, то угроза летального исхода для него, к сожалению, растет, даже если он не достиг почтенного возраста. Скажем, по результатам эпидемиологических исследований в России гипертоническая болезнь, в том числе недиагностированная, есть у каждого второго человека в возрасте от 25 до 65 лет (при использовании европейских критериев диагностики). Риск умереть от COVID-19 для гипертоников примерно на 6% выше, чем для общей популяции. Задумайтесь и будьте осторожны. Соблюдайте меры самоизоляции и гигиены.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Аудио: Елена Малышева: Препараты от СПИДа против коронавируса оказались неэффективны. Но найдено 4 суперэффективных препарата

Ученый объяснил разную смертность от коронавируса по странам

Дело, скорее всего, не в мутациях

12.03.2020 в 19:39, просмотров: 57212

После того как COVID-19 вышел за пределы Китая, появилась возможность наблюдать за его статистикой в других странах. И статистика эта вызывает, мягко говоря, удивление. Так, если в благополучной стране Италии смертность аномально высокая и продолжает держаться на уровне 5–6%, то в примерно столь же благополучной Германии до последних дней при 1200 зараженных она держалась на нуле, а теперь составила доли процента.

Что происходит? Об этом обозреватель «МК» поговорил с директором Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И.Марциновского Сеченовского университета, членом-корреспондентом РАМН Александром Лукашевым.

— Александр Николаевич, по последним данным, количество зарегистрированных случаев COVID-19 в Италии достигло 12 462 и 827 человек умерло. А вот в Германии на 1966 инфицированных — 3 летальных исхода. Сейчас звучит множество версий, объясняющих высокую смертность от коронавируса в Италии: от того, что причина в высокой продолжительности жизни населения, риск летальности среди которого выше, до мутации вируса. В чем причина, на ваш взгляд?

— Я думаю, в первую очередь дело в эффективности диагностики. Предполагать какие-то изменения в вирусе никаких оснований сегодня нет. Речь идет о низкой эффективности выявления легких случаев и их отсутствии в статистике. Я предполагаю, что истинный масштаб распространения вируса в Италии на порядок выше, чем представлен в статистике.

— Получается, что в Германии статистику ведут лучше и дело вовсе не в более высоком уровне медицины в этой стране?

— Может быть, уровень медицины там и выше, но уж точно не в десять раз, чем в Италии. А статистика, безусловно, в Германии ведется лучше. Получается, там выявляют и легкие случаи болезни — поэтому «в среднем» смертность низкая. Скорее всего, ситуация в Германии и в Корее, где также статистика и качество выявления пациентов на высоте и уровень смертности низкий, демонстрирует истинное положение вещей.

— То есть, например, версия о том, что немцы изобрели тайное лекарство — из области фантастики?

— Если б изобрели — уже сообщили бы. Конечно, качество лечения тоже влияет на уровень летальности, но принципиальной разницы между Италией и Германией в этом плане нет. Да и даже то, сколько россиян привезли сегодня вирус именно из Италии, говорит в пользу того, что распространенность инфекции в этой стране выше, чем в статистических данных. В Италии проживает 60 миллионов человек. Когда туда приехали наши туристы, официально было около 3 тысяч зараженных. И предположение, что больше 20 наших сограждан умудрились контактировать с больным итальянцем, то есть с одним из двадцати тысяч, да еще и от него заразиться, вызывает серьезные сомнения. И может означать, что масштаб эпидемии в Италии больше.

— Версии о новой мутации вируса и появлении нового свирепого подтипа в Италии имеют право на жизнь?

— Вирус, конечно, мутирует — это естественный процесс. Но говорить о появлении новых подтипов пока что неуместно. В среднем циркулирующий вирус набрал 10 мутаций, но этого слишком мало, чтобы сравнивать их свойства и патогенность. Подтипы могут появиться через несколько лет. Совершенно не факт, что мутации хоть как-то влияют на свойства вируса, большая часть мутаций — «молчащие», это нормальный процесс.

— Кстати, упоминается еще, что в Италии стали тестировать на коронавирус всех умерших, включая тех, кто за помощью не обращался, а умер, например, от инфаркта или инсульта. И у многих диагностируют COVID-19 посмертно. Поэтому в том числе так высок процент летальности.

— Это в принципе укладывается во все то, что мы обсуждали: если мы будем обследовать только тяжелобольных или умерших, то будем искажать статистику. То есть это еще один пример того, как можно исказить статистические данные.

— Можно ли сегодня предполагать, каков реальный процент летальности при коронавирусе?

— Высчитывать его сегодня бессмысленно: в большинстве стран не выявляются все легкие случаи. По моим ощущениям, не только в Италии, но и в Иране заболеваемость на порядок выше, чем сообщается.

— Отчет ВОЗ по ситуации в Китае показал, что две трети из числа близких контактов, заразившихся от больных (а заразилось всего 1–5%), оказались бессимптомными носителями.

— Я не удивлен. Конечно, смертность не микроскопическая, она заметная. Но действительно она намного меньше, чем ожидалась по первым данным. Более того, если посмотреть на китайские данные, она очень быстро падала каждую неделю развития вспышки и была гораздо ниже в других городах, чем в Ухане. Опять же это может быть связано с более тщательной регистрацией легких случаев.

— Есть версии, что на Дальнем Востоке больных уже не меньше, чем в Китае.

— Я так не думаю. В Москве сегодня проводится скрининг всех пневмоний, не думаю, что могли бы упустить тысячи больных — это фейки, ничем не обоснованные. Но по факту большинство стран мира не смогли полностью предотвратить распространение вируса на их территориях.

— Существует мнение, что этот вирус природно-очаговый и основной очаг погашен, дальше ничего не пойдет.

— Природно-очаговый вирус — тот, что циркулирует в очаге и периодически заражает людей. Типа коронавируса MERS, который постоянно циркулирует среди верблюдов и иногда заражает людей. А вот COVID-19 совершил единомоментный переход от животного к новому хозяину — и теперь он чисто человеческий.

— Каков ваш прогноз распространения вируса в России?

— На сегодня наши санитарные службы, по всей видимости, смогли избежать неконтролируемого распространения вируса, и даже если оно начнется, у нас будет фора по времени и пример европейских стран, где это началось раньше, так что мы сможем на их опыте избежать многих проблем, в том числе организационных и медицинских. И это уже очень большое достижение. С другой стороны, пока не выработается коллективный иммунитет, полностью распространение вируса предотвратить сложно.

— Какие меры предохранения эффективны?

— Контактный путь передачи имеет место, поэтому можно посоветовать попробовать для начала последить за своими руками в транспорте, общественных местах, насколько часто вы прикасаетесь к поверхностям и к слизистым (носу и глазам), едите ли немытыми руками. Это тот путь передачи, который можно прервать, всего лишь контролируя себя.

— Итальянцам рекомендуют держать метровую дистанцию.

— Это правильно. Вирус не так заразен, чтобы передаваться на 6 метров, как вирус кори, так что 1 метр — разумный компромисс между снижением распространения вируса и общения. Ну и за руки лучше не здороваться. Пожилым людям для снижения риска заражения можно выехать на дачу.

— По поводу появления вакцины многие врачи настроены скептически. А вы?

— Я тоже думаю, что в этом году лицензированной для применения у людей вакцины не будет. Вакцин от человеческих коронавирусов для широкого применения в мире еще не было. Нет индустрии производства таких препаратов, нет фундаментальных знаний об их безопасности и эффективности. В общем, разработка такой вакцины будет не быстрой.

— Многие прогнозируют, что ситуация стабилизируется с потеплением. Зависит ли циркуляция этого вируса от погодных условий — с учетом того, что он прекрасно себя чувствует в жарких странах?

— Все известные коронавирусы человека распространяются в странах с умеренным климатом преимущественно с декабря по апрель. Конечно, нет гарантии, что так будет и в этот раз, но надежда есть. Безусловно, вирус никуда не исчезнет, но его распространение, скорее всего, замедлится.

— В Китае мы уже наблюдаем резкий спад. Там регистрируется всего по нескольку случаев в день. Может ли там быть вторая волна?

— Вторую волну нельзя исключать. Мне, например, непонятно, как Китай будет выходить из карантина, да и любая другая страна. Сейчас вспышка там под контролем, однако никто не сможет жить в условиях карантина долго.

Заголовок в газете: Считай, ты заболел
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28215 от 13 марта 2020 Тэги: Транспорт, Лекарства, Медицина Места: Германия, Китай, Италия, Россия, Москва, Корея, Иран

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector