0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем закончится пандемия? Подсказки есть в истории прошлых болезней

Чем закончится пандемия? Подсказки есть в истории прошлых болезней

Человечество уже более полутора лет безуспешно борется с пандемией коронавируса. За это время в ускоренном темпе удалось не только создать вакцины, но и начать массово прививать людей. Однако кардинально повлиять этим на ситуацию все еще не удалось. С появление нового штамма Дельта вирус стал еще более заразным и опасным. На этот раз масштабная трагедия докатилась и до России. Ежедневно от COVID-19 в стране умирает более 700 человек, при этом нам периодически сообщают печальную новость о том, что антирекорд вновь обновился. Ученые тем временем работают над созданием лекарства, которое могло бы облегчить течение болезни и сократить количество летальных исходов, но прорыва в этой области пока тоже не видно. В сложившейся ситуации наверняка каждый задумывался, что же нас ждет дальше? Когда и как закончится пандемия? Даже среди научного сообщества нет однозначного ответа на поставленные вопросы. Это не удивительно, ведь дальнейшее развитие событий зависит от множества факторов. Однако получить хотя бы примерное понимание что нас ожидает, вполне возможно уже сейчас. Для этого надо ознакомиться с историей предыдущих пандемий, которые уже возникали неоднократно.

Ученые не дают четкого ответа когда и как закончится пандемия коронавируса, но подсказки можно найти в истории предыдущих болезней

Закончится ли коронавирус

Составляя прогнозы относительно длительности коронавируса, ученые ориентируются на наблюдения за другими вирусными инфекциями. Так, самой масштабной коронавирусной пандемией была испанка. Первая волна испанского гриппа началась летом 1918 года, а завершилась пандемия лишь в 1929 году. Инфекция унесла рекордное количество жизней (около 17 миллионов), переболело гриппом более 500 миллионов человек. Позже вирус ослаб, стал переноситься намного легче.

Подобное развитие событий предсказывают и в ситуации с COVID-19. По мнению некоторых медиков именно сейчас, в декабре 2020 года, коронавирусная инфекция достигла плато. На том же высоком уровне заболеваемость продержится еще некоторое время, а затем постепенно пойдет на спад.

Третий рост заболеваемости медики прогнозируют на начало весны, когда традиционно наблюдается всплеск респираторных инфекций. В случае, если начавшаяся вакцинация даст ожидаемый эффект, то к началу лета некоторые страны, в том числе и Россия, смогут выйти из эпидемии.

Но есть и альтернативные мнения. Например, профессор Научно-исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Анатолий Альтштейн считает, что спады и подъемы заболеваемости коронавирусом будут продолжаться в разных странах, но не одновременно.

По словам ученого, в летние месяцы инфекция ослабевает, а в холодный период становится более агрессивной. Алтьштейн обращает внимание и на то, что заразность инфекции осенью повысилась по сравнению с весной, но снизилось количество умерших от коронавируса. По всему миру количество летальных случаев уменьшилось вчетверо.

Естественная иммунизация

Естественная иммунизация происходит в результате приобретения иммунитета на фоне физиологических процессов. Они происходят без внешнего воздействия на организм и медицинского вмешательства. Приобретение естественного иммунитета длится на протяжении всей жизни человека, но особенно активно проходит этот процесс в подростковый период. Этому способствуют частые контакты с микроорганизмами из внешней среды — бактериями, грибками, вирусам, а также детскими инфекциями, полученными воздушно-капельным путем.

При коронавирусной инфекции естественный иммунитет развивается после контакта с вирусом. Защита формируется из первичного и вторичного иммунного ответа, который стимулирует выработку специфических антител к вирусу. После “знакомства” с вирусом в организме остаются клетки памяти (Т и В лимфоциты). Они включаются в работу и обезвреживают инфекцию при новых заражениях.

У переболевших людей в крови присутствуют антитела и клетки памяти. И, если количество первых постепенно снижается, то лимфоциты при повторном контакте с инфекцией включаются в работу и стимулируют выработку антител. В результате этого болезнь не наступает или переносится в легкой форме.

Эпидемиологи считают, что в случае, если переболеет более 60% населения страны, будет сформирован коллективный иммунитет. А сам coronavirus если не станет менее заразным, то будет переноситься значительно легче, чем в начале пандемии. Если же переболеет более 95% людей, инфекция исчезнет совсем.

Вакцинация населения

Введение вакцины от коронавируса запускает в организме механизмы, которые приводят к выработке искусственного иммунитета. Он развивается в ответ на инъекцию антигена (в составе вакцины).

В России уже началась массовая вакцинация населения. В рамках третьей фазы испытаний иммунопрепаратов уже привито более 34 тысяч человек в Бразилии.

В Китае проверяется эффективность и безопасность сразу 4 вакцин. Их официально вводят всем представителям силовых структур. Прививку должны получить и работники государственного сектора, которые выезжают на работу в страны Персидского залива (под условием неразглашения информации о вакцине). Имеют возможность привиться студенты, выезжающие на учебу за рубеж.

Вакцинация не дает моментального эффекта, но она в большой мере влияет на сокращение сроков пандемии. Поэтому при эффективности прививок у ученых и врачей появится возможность спрогнозировать, когда закончится коронавирус.

Чтобы остановить распространение инфекции необходимо, чтобы было привито не менее 70% населения страны.

Это продлится ещё четыре года: Правда о коронавирусе от лучших экспертов

Страх населения перед новой коронавирусной инфекцией сознательно усиливается с помощью методов социальной психологии, а значительная часть мер властей по предупреждению заболевания – это информационные пустышки. С этими невесёлыми суждениями согласились практически все участники организованного Царьградом общественного обсуждения «COVID-19: мнение медиков, а не чиновников».

Вместе с ведущими Царьград-ТВ Юрием Пронько и Марией Иваткиной в обсуждении в студии и по системе видеосвязи приняли участие Владислав Анатольевич Шафалинов – доктор медицинских наук, профессор, президент группы медицинских компаний «Ваш доктор»; Александр Владимирович Саверский – президент Лиги защитников пациентов; Николай Николаевич Филатов – замдиректора по науке НИИ вакцин и сывороток им. Мечникова; Александр Борисович Полетаев – доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель Медицинского исследовательского центра «Иммункулус»; Андрей Васильевич Цветков – кандидат медицинских наук, доцент кафедры микробиологии и вирусологии Ярославского государственного медицинского университета; Михаил Игоревич Хасьминский – руководитель Центра кризисной психологии.

Все собравшиеся на зов Царьграда люди – великолепные профессионалы, не склонные к ажитации. Их суждения взвешенны, спокойны и подкреплены глубоким изучением вопроса. Тем важнее сказанное в нашей студии: не так опасен сам коронавирус, как судорожные попытки ему противостоять. Многие меры властей избыточны, а некоторые даже ухудшают ситуацию.

Нагнетая панику, власть сама продлевает эпидемию

Пересказать в одной статье все суждения экспертов, высказанные в течение трёхчасового обсуждения, конечно, невозможно. Однако возможно вычленить из выступления каждого из них самое важное и, к сожалению, шокирующее. Самое шокирующее в том, что не так страшен собственно вирус и вызванные им заболевания и даже смерти, как последствия принимаемых мер, которые, казалось бы, должны спасать от эпидемии.

В России в 2020 году до конца августа умерло на 72 тысячи человек больше, чем в 2019 году, сообщил собравшимся Александр Саверский. Большинство из этих людей умерло не от ковида (от ковида умерло менее 25 тысяч человек с начала эпидемии – ред.) но вследствие паники, усиления в обществе психологических проблем.

К тому же люди не получали в должном объёме помощи от не менее опасных, но более привычных заболеваний, чем ковид, – не секрет, что весной остановилось оказание плановой медицинской помощи по целому ряду направлений.

Однако и меры, которые должны непосредственно остановить распространение вируса, не выдерживают критики. Взять, к примеру, то же требование обязательного ношения масок и перчаток.

Перчатки – это ни о чём, это просто для зарабатывания кем-то денег. Маски немного помогают, но негативных последствий их использования больше, чем пользы, было сказано в студии Царьграда всеми экспертами едва ли не единогласно. Для больных сердечно-сосудистыми заболеваниями, астматиков и т.п. постоянно носить маски едва не опаснее, чем риск заболеть без маски. В инструкции к маскам должны бы быть противопоказания, а их там нет, заметил Александр Саверский. Между тем ВОЗ не рекомендовала носить маски здоровым людям.

Александр Владимирович Саверский – президент Лиги защитников пациентов. Фото: Телеканал Царьград

А взять хоть частицы синтетики, которые попадают в лёгкие этих людей, хоть концентрацию углекислого газа под маской уже через несколько десятков выдохов. «Думается, мы вскоре узнаем цифры роста смертности от сердечно-сосудистых заболеваний», – с грустью констатировал Николай Филатов.

С ним согласен Александр Полетаев, решительно доказывавший в ходе обсуждения, что многие требования властей к гражданам, изданные для того, чтобы защитить нас от вируса, в лучшем случае избыточны. Так, достаточно всего лишь в нормальном, всем известном режиме следить за гигиеной, часто мыть руки с мылом. Использование санитайзеров скорее вредно, чем полезно. Да и вообще, лучшее, что может делать человек, чтобы противостоять болезни, – это укреплять свой иммунитет. Ставка на укрепление иммунитета, в том числе и врачей, которые работают с ковидными больными, отлично сработала, например, на Кубе, указал Николай Филатов. Там врачи постоянно принимают интерфероны – и заражаются гораздо реже, чем в других странах.

Но всё это – лишь полбеды по сравнению с ситуацией постоянного стресса и страха, в которую борьба с эпидемией погрузила общество. Ситуация, когда люди слишком боятся пандемии, совсем не безобидна. Люди не только покорно носят маски. Сейчас они уже панически требуют, чтобы их клали в больницу, исследовали на ковид с помощью современных методов диагностики – буквально при первом чихе. Михаил Хасьминский убеждён, что нагнетание в обществе страха ведётся методами социальной психологии и сейчас по-настоящему опасно. У людей развивается «синдром заложника», они травмированы страхом перед заболеванием и мерами властей больше, чем самой эпидемией.

Не ведают, что творят?

«Но если всё это так, власть, что же, с ума сошла?!» – такова жёсткая реакция журналиста Юрия Пронько на всю эту информацию. Увы, участники обсуждения согласны, что действия российских и в первую очередь московских властей и неэффективны, и трудно объяснимы.

Почему правительство ведёт такую политику? 95% из них не ведают, что творят, с грустью отметил Александр Полетаев. Не по злому умыслу. Увы, но часть ненужных мер – это глупость, а часть продиктованы жаждой наживы.

Иллюстрацией к этому пункту разговора может быть, например, высказывание Андрея Цветкова, отметившего, в частности, уязвимость для критики используемой сегодня диагностики – знаменитых тестов ПЦР:

Раньше вообще этот метод не считался методом, на основании которого ставится диагноз. Поскольку это выявление лишь генетических фрагментов возбудителя, которого может уже и не быть как такового. Из 16 на сегодняшний момент существующих штаммов коронавируса, респираторных вариантов каждый имеет свою специфику. Поэтому ПЦР в принципе не может выявлять специфику именно ковид-19. То есть может выявлять специфику всех коронавирусов. Но поскольку встречаемость этого сезонного насморка, в общем-то, на втором месте у всех ОРЗ, то фактически мы у каждого можем выявить один из вариантов каких-то коронавирусов, и каждый, кого обследуют, при наличии каких-то симптомов, может сдать положительный тест.

При этом ослабление эпидемии в конце весны и летом было всего лишь сезонным фактором, так же как в случае с обычными ОРВИ и гриппом, говорят эксперты. Нет ничего удивительного в том, что к осени количество заражённых вирусом и болеющих вновь поползло вверх.

В студии – компетентные и опытные эксперты. Фото: Телеканал Царьград

Однако глобальное решение проблемы вроде бы уже найдено – это обязательная вакцинация, которая должна позволить России вернуться в нормальный ритм жизни. Проблема не в том, что вакцинация не нужна, но в том, что вакцинация – отнюдь не панацея. «На самом деле, мы с Александром Саверским участвовали в круглом столе в Государственной Думе, – рассказал Владислав Шафалинов. – Там обсуждались вопросы стратегии иммунопрофилактики. Там говорили только о вакцинации. У нас, оказывается, единственный способ иммунопрофилактики – вакцинация».

Но вопрос вакцинации оказывается не решением проблемы заболеваемости ковидом, а вопросом веры в эффективность вакцины в обществе, притом что нет исчерпывающей информации о побочных эффектах. Вакцинация может быть или не быть эффективной – пока у нас слишком мало данных, чтобы быть в этом уверенными.

Александр Полетаев замечает: «Я очень хорошо отношусь к идее вакцинации. Задумка хорошая, но что на практике? Как иммунолог, я знаю, о чём говорю. Эффективность сейчас оценивают по количеству антител. А это неверно. Об эффективности можно сказать, только сравнив группу привитых и получивших плацебо. Кто болел и кто не болел». Вот депутат Госдумы Гартунг заболел, хотя был привит, напомнила в этот момент обсуждения Мария Иваткина. То есть примеры заболевания вакцинированных уже есть.

«Это ключевое заявление нашего эфира», – восклицает Юрий Пронько. Все обращают внимание на антитела, а все значение антител – это миф, получается!

Александр Борисович Полетаев – доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель Медицинского исследовательского центра «Иммункулус». Фото: Телеканал Царьград

Ну да, объясняют специалисты, антитела сами по себе не свидетельствуют, что организм готов побеждать болезнь. Они могут указывать, что человек переболел или болен. А иммунитет формируется другими механизмами. Потому-то так важно сравнивать заболевания и ход болезней вакцинированных и невакцинированных на протяжении целого года после начала исследований.

Вопросы мифологии

Помимо всего прочего, разговор в студии Царьграда имел важное просветительское значение. Вот, например, интересный вопрос: как это так быстро сумел вылечиться президент США Трамп? Да его просто эффективно и интенсивно лечили, говорит Александр Полетаев, никакой загадки: «Когда я заболел, я себе прокапал донорский иммуноглобулин. И несмотря на поражение 70% лёгких, я через три дня уже выскочил из этого. Трампа, очевидно, тоже лечили примерно так же».

А как на самом деле сравнивать разные модели противостояния вирусам в разных странах? Вот шведская и белорусская модель, когда вируса не замечают. А вот израильская модель – всё остановили, нанесли страшный урон экономике, но, вроде бы, добились снижения распространения. Николай Филатов выразил, видимо, общее мнение экспертов: он сторонник белорусской модели. Да, остановить на какой-то момент распространение вируса можно, но вирус никуда не исчезнет, коллективный иммунитет всё равно должен сформироваться, чтобы ковид стал сравнительно не опасен для общества.

Николай Николаевич Филатов – замдиректора по науке НИИ вакцин и сывороток им. Мечникова. Фото: Телеканал Царьград

На это потребуется не так уж много времени даже в том случае, если не проводить всеобщую вакцинацию, – может быть, ещё полтора года, но не больше. Однако важно понимать, какие меры в этот период будут востребованы, а какие избыточны.

Мэр Москвы Сергей Собянин, по сути, прав, когда стремится оставить дома людей старшего возраста, говорят эксперты. Но даже эта мера в его исполнении ведёт не только к хорошему. Да, стариков заставляют сидеть дома. Но когда торговая сеть говорит: мы не обслуживаем стариков после девяти, скажем, она только способствует их скученности в другое время! И таким образом способствует распространению болезни, а не защите стариков.

То же самое можно сказать и о переводе школьников на удалёнку. Благое вроде бы дело, но, во-первых, именно дети меньше всего подвержены новому заболеванию. А во-вторых, удалёнка с постоянной работой за компьютером наносит сильный вред здоровью детей. По сути, у 15 миллионов школьников по итогам «карантикул» могут возникнуть серьёзные проблемы со здоровьем, написали лидеры Лиги защиты пациентов в Министерство образования.

Таких примеров слишком много, чтобы считать аниковидную политику властей в России, как, к сожалению, и в большинстве других стран, правильной и отвечающей потребностям общества.

Она ведёт не столько к победе над вирусом, который сам по себе далеко не так опасен, как его расписывают, сколько к ограничениям прав и свобод граждан.

Нам нужно говорить правду

Как часто бывает, главные слова участники обсуждения сказали, подводя итоги обсуждения. И о том, когда всё кончится, и о том, что же делать, чтобы противостоять наступающему безумию.

Александр Саверский: «Всё это будет тянуться до 2025 года. Это дымовая завеса, которая нужна для перестройки всего общества. Не только российского. Общество станет гораздо менее свободным. Нормативно-правовые акты новые вводятся так быстро во всех сферах. Ясно, что они были готовы заранее… Почему 25-й год? Потому что система не сможет стабилизироваться раньше. Самое большое изумление должно вызывать то, что не применяются методы, которые давным-давно наработаны и известны медицине».

Николай Филатов: «Всё зависит не от вируса, а от органов власти. Только власть может растянуть этот процесс. Заставляя нас носить маски, например. При этом я понимаю, что вирулентность возбудителя снижается. Он никуда не исчезнет, но станет менее агрессивным. Без вакцинации. Максимум эпидемия в мире продлится ещё полтора года… главное, что должно быть организовано – остановить истерику».

Александр Полетаев: «Вирусы существуют вечно. Микробы заселили землю 3,5 миллиарда лет назад. И нам всегда придётся жить вместе с ними. Без микроорганизмов жизни не будет. Нам нужно искать с ними общий язык. От болезней нас спасёт только повышение собственной сопротивляемости инфекции. Любой стресс приводит к супрессии иммунной системы. А нам сейчас навязывают стресс. Отмените это – и это самое важное».

Владислав Анатольевич Шафалинов – доктор медицинских наук, профессор, президент группы медицинских компаний «Ваш доктор». Фото: Телеканал Царьград

Владислав Шафалинов: «Лучшее средство борьбы с ковидом – выкинуть телевизор. Ситуация определяется, к сожалению, не медициной. Мы идём куда-то к Оруэллу. Что делать нам? Нам нужно говорить правду. За эту возможность сегодня спасибо Царьграду. Кто понимает, что происходит, должен говорить открыто».

Уйдёт ли COVID-19 из нашей жизни?

Россия, как и весь мир, уже полтора года живёт в условиях пандемии новой коронавирусной инфекции COVID-19, и кажется, что этому нет ни конца, ни края: каждый день в нашей стране фиксируют тысячи случаев заражения. Когда инфекционный процесс может пойти на спад, какие усилия для этого нужно приложить населению и исчезнет ли ковид совсем, разбирался «РФ сегодня».

Вирус хочет жить

По мнению главного инфекциониста США Энтони Фаучи, есть надежда, что процесс массового заражения ковидом прекратится весной следующего года. Такой прогноз учёного 18 сентября опубликовало РИА «Новости». При этом Энтони Фаучи напомнил, что вирус уже «многократно обманывал специалистов», так что гарантий никаких нет.

Действительно, просчитать ходы COVID-19 очень сложно. Например, до середины мая этого года в России фиксировали не больше восьми тысяч заражённых и менее четырёхсот летальных исходов в день. Казалось, с наступлением тепла эти показатели будут только снижаться, ведь именно так происходило прошлым летом, когда пандемия заметно пошла на спад. Но у ковида оказались свои планы: в нашу страну из Индии попал дельта-штамм вируса, который неожиданно вызвал новую вспышку: 18 июня в России насчитали более 17 тысяч заражённых, причём эта цифра не опускалась и в сентябре.

Получается, что инфекционный процесс не только не прекращается, но даже усиливается, так как COVID-19 не стоит на месте, а трансформируется, пытаясь приспособиться к человеку и обойти защитные антитела.

«Все эпидемиологически значимые варианты, которые называют «альфа», «бета», «гамма» и «дельта» — соответственно британский, южноафриканский, бразильский и индийский, — возникают в ходе естественной дарвиновской эволюции вируса и отбора на большую приспособленность, конкретно — на большую заразность, — рассказал «РФ сегодня» заведующий лабораторией Института молекулярной генетики Российской академии наук, профессор Сколковского института науки и технологий Константин Северинов. — Увеличенная заразность позволяет новым вариантам вытеснять циркулировавшие до этого ранние варианты, в том числе исходный уханьский штамм. Наиболее важными для нас оказываются те мутации, которые изменяют S-белок. Именно эти изменения позволяют вирусным частицам быстрее, чем исходный вариант, узнавать наши клетки, связываться с ними и инициировать процесс инфекции. Как следствие, такие мутантные варианты способны заражать больше людей за меньшее время, чем исходный вариант».

Как подтвердила «РФ сегодня» доктор биологических наук, профессор Нурбубу Молдогазиева, дельта-штамм вызывает наибольшую озабоченность в научной среде, так как он содержит 13 мутаций, две из которых привели к повышению устойчивости вируса к нейтрализующим антителам.

«Таким образом, вирус пытается уйти от иммунного ответа организма человека», — констатировала Молдогазиева.

Однако это не значит, что существующие вакцины неэффективны против индийского варианта вируса. Вирус совсем немного мутирует, но главное — не меняет свою структуру и основные свойства, объяснил «РФ сегодня» научный руководитель НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова, заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии Сеченовского университета академик Виталий Зверев. «Кроме того, он мутирует не так быстро, как грипп, раз в тридцать медленнее, — уточнил он. — Это не тот случай, когда во время эпидемии гриппа один штамм вытесняет другой, полностью заменяет его. Вакцина содержит фрагменты вирусных белков, которые вызывают иммунитет ко всем вариантам инфекции. Участки, которые меняются в самом вирусе, не играют большой роли в образовании иммунного ответа, так как вакцина формирует антитела не на эти отдельные участки молекулы, а на структуры. Поэтому небольшие изменения в отдельных кусочках белка не должны влиять на эффективность препарата».

Что касается большей заразности нового штамма, которую установили специалисты, Зверев подчеркнул: «Да, есть другие симптомы (при дельта-штамме. — Прим. ред.): он может проникать глубже, может теснее связываться с рецептором — всё это может быть, и это надо исследовать. Но чтобы вакцина против него не работала — этого не может быть».

Читайте также:

Правда, в отличие от своих предшественников, «дельта» научилась обходить антитела: например, по результатам исследований, эффективность англо-шведского «собрата» «Спутника V» — вакцины «АстраЗенека» при инфицировании индийским вариантом вируса снизилась на 30 процентов, сообщил Северинов. «Точнее, снижается скорость нейтрализации вируса антителами, которые есть в крови привитых людей», — пояснил он.

Мутаций может быть больше

Но нельзя исключать, что это не последняя мутация, которая может возникнуть, и тем более в России, предупредил микробиолог. Северинов объясняет это невысоким уровнем вакцинации в стране.

«Осенью ковид продолжит заражать оставшиеся 70 процентов населения, которые не вакцинированы, и возникнут новые варианты, — сказал учёный. — Эти новые штаммы будут «тестироваться» на вакцинированных, а затем «отбираться» и распространяться, чтобы заражать людей всё эффективнее и эффективнее».

О появлении более опасного и менее уязвимого к прививкам штамма предупреждала и представитель Всемирной организации здравоохранения в России Мелита Вуйнович. «Вирус может поменять белок в любой момент, и антитела, которые у нас есть, могут просто промахнуться», — говорила она в интервью РБК. Но вакцинная база, имеющаяся у учёных, позволит в этом случае изменить препараты, подстроив их под мутации, успокоила специалист ВОЗ.

Так же считает и Константин Северинов: «Сейчас переделывать вакцины под новые штаммы не нужно, потому что нет никаких данных, что существующие препараты не работают. Но если такая необходимость возникнет, то в принципе любая платформенная вакцина, как «Спутник V» и «АстраЗенека» или «Пфайзер» и «Модерна», позволяет легко изменить генетический материал, ответственный за возникновение иммунитета».

Когда будет очередная вспышка?

Медленные темпы вакцинации в России чреваты не только появлением новых мутаций ковида, но и очередными вспышками вируса. И ближайшая должна произойти в сентябре-октябре этого года, считает академик РАН, доктор медицинских наук, профессор Михаил Пальцев.

«Думаю, что осенью спада заболеваемости не будет, ведь люди вернутся из отпусков, а значит, традиционно привезут с собой инфекции, в том числе коронавирус, — сказал учёный «РФ сегодня». — Так что, как и в прошлом году, в сентябре-октябре эпидемиологическая ситуация может быть напряжённой. Люди выйдут на работу, а это встречи в трудовых коллективах, резкое расширение контактов, перемещение в общественном транспорте».

Солидарен с коллегой и врач-педиатр, инфекционист, вакцинолог Евгений Тимаков: «На спад коронавирус не пойдёт, пики заболеваемости всё равно будут один-два раза в год. Если говорить про ближайшее время, то коронавирус поднимет свою голову в конце сентября — начале октября. К середине — концу декабря ситуация должна стабилизироваться, зиму, скорее всего, перенесём более или менее нормально, а весной всё будет зависеть от того, насколько вирус мутирует».

При этом эксперты отмечают, что COVID-19 вряд ли совсем исчезнет из нашей жизни даже спустя годы. Так, депутат Госдумы, бывший замминистра здравоохранения Айрат Фаррахов считает, что инфекция будет соседствовать с людьми всегда и станет сезонной, как грипп.

«Вместе с тем у нас есть чёткие инструменты, которые позволяют перевести вирус в управляемый вид, — сообщил Фаррахов. — Сейчас мы видим, что рост уровня вакцинации в разных странах приводит к пропорциональному снижению смертности населения. Это не даёт пока существенного снижения инфицирования, но помогает уменьшить количество тяжёлых случаев, летальных исходов».

Однако пока неясно, в какое время года может быть активен ковид, ведь течение пандемии показало, что сезонности у вируса нет, сказала «РФ сегодня» член Совета Федерации заслуженный врач России Татьяна Кусайко. «Да, коронавирус останется с нами, мутация вируса будет всегда, тем более мы видим, как быстро это происходит», — добавила сенатор.

Согласился с тем, что никаких данных о сезонности COVID-19 нет, и Константин Северинов: «Очевидно, что волны, происходящие в обоих полушариях планеты, идут не в связи с какими-то сезонными эффектами. Сезонность гриппа объясняется тем, что вирус имеет естественных хозяев — птиц Юго-Восточной Азии и распространяется по человеческой популяции с какой-то регулярностью в течение года, а потом исчезает, но возникает новый вариант вируса, и всё начинается по новой. В отличие от гриппа, новый коронавирус распространяется от человека к человеку, не имея дополнительного резервуара в природе. Он будет распространяться до тех пор, пока есть люди, подверженные инфекции».

«Смягчит» инфекцию только вакцинация

Поддерживает микробиолог предположение и о том, что человечеству не удастся когда-то забыть про коронавирус: «Это не такая болезнь, как оспа, которую можно победить вакцинированием и просто убрать с лица Земли, и не такая, как полиомиелит, от которой можно раз привиться и не болеть ею никогда. Я думаю, что, когда все действительно переболеют или привьются, мы начнём переносить инфекцию «на ногах», как насморк, и будем болеть ею более или менее постоянно, но несильно. Хотя кто-то будет болеть тяжело и умирать, но таких будет немного».

Но чтобы достичь такой более мирной обстановки, большая часть населения не только России, но и других стран должна иметь иммунитет к вирусу, подчеркнул Северинов.

«Но ждать, пока все переболеют, придётся очень долго, — констатировал учёный. — По официальной статистике, в мире коронавирусом заразилось менее 300 миллионов человек за полтора года. При этом за 9 месяцев было использовано 5,6 миллиарда доз — достаточно, чтобы полностью привить 2,8 миллиарда человек. Значит, прививкой можно снизить инфекционность вируса быстрее, чем ожиданием, когда он нас всех заразит».

При этом темпы вакцинации нужно значительно увеличить, чтобы снизить вероятность возникновения новых штаммов вируса в ситуации, когда часть людей вакцинирована, а часть нет, убеждён профессор.

«Чтобы этого не произошло, бедные и богатые страны должны приложить глобальные усилия для возможно более широкой вакцинации в кратчайшие сроки, ведь вирус не знает политических границ», — добавил он.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector