0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Коронавирус и кризис в россии

Россию ждет еще одна пандемия, пострашнее коронавируса?

О бедности, которая может ударить по России сильнее любой инфекции

Это уже висит в воздухе: тяжелое, муторное предчувствие надвигающейся катастрофы, в сравнении с которой эпидемия (в России, по официальным данным, пандемия покамест отсутствует) коронавируса покажется детской забавой. Потому что инфекции приходят и уходят (сколько их было за последнее время? «Птичий грипп», «свиной грипп», атипичная пневмония и проч.), а вот пандемия нищеты (не бедности, с этим почти сжились: у нас в стране 70% населения, по мнению президента, принадлежат «среднему классу» с доходом, превышающим полтора МРОТ, то есть 17 тысяч «деревянных»), что несется на Россию вслед за коронавирусом, это мало того, что надолго, но и пострашнее будет. В разы.

Потому что может затронуть процентов так 95 россиян, то есть практически всех, поставив их на грань выживания.

Нет, краски я не сгущаю нисколько. Во-первых, это ситуация с нефтью, точнее, с обвалом цен на «черное золото». И никаких намеков (ну, кроме слов Дональда Трампа, что, мол, есть в планах, что США, Россия и Саудовская Аравия усядутся за стол переговоров — но когда это еще будет!) на то, что будет лучше, нет. Наоборот. Что, собственно, подтверждает наша родная Urals, опустившаяся ниже 13 долларов за баррель, а бюджет на текущий год был, напомню, сшит из расчета 57 долларов за баррель. Из чего следует, что доходы не просто упадут, но катастрофически рухнут, ибо зависимость у нас между ценой на нефть и экономикой — прочнее алмаза.

Помните, что сказал гарант по поводу падения реальных доходов населения? «Объяснение есть, прежде всего оно связано с резким падением цен на энергоносители. Пока все у нас росло, нефть-то была 100 и больше долларов за баррель. А сейчас 60. Разница есть? В два раза почти», — просветил темный глубинный народ президент в 8-й серии сериала-интервью «20 вопросов Владимиру Путину».

Теперь бы это звучало по-другому, надо думать, так: «Пока все у нас стояло, нефть-то была 60 и больше долларов за баррель. А сейчас 13. Разница есть? Больше, чем в 4 раза».

И разница, действительно, есть. «Что такое дешевле цена на нефть? Мы сегодня минимум 30% доходной части бюджета потеряли. А это 3−4, а кто-то говорит и 5 триллионов рублей — черная дыра. Вот сейчас эта черная дыра в 5 триллионов рублей будет в Российской Федерации. Только из-за того, что сотворили с выходом из договора ОПЕК+», — отметил депутат Госдумы, член президиума ЦК КПРФ, первый секретарь Московского городского комитета КПРФ Валерий Рашкин.

Этого бы одного России с лихвой хватило, но тут еще коронавирус подоспел, что тоже отразилось, прежде всего, на нефти, а после — с ведением «режима самоизоляции» — уже на всех и вся (олигархов и чиновников, понятное дело, сюда не отношу — на то она и «элита», чтоб не расхлебывать кашу вместе с народом, но торжественно возложить на него эту почтенную ношу).

И здесь надо не забывать, что режим самоизоляции без громадных вливаний со стороны государства может вконец разрушить экономику страны. Очень пессимистические прогнозы были, когда президент ввел «неделю самоизоляции», а что теперь будет, когда он продлил этот режим на месяц?

«Полная приостановка работы на неделю для предприятий из отраслей, на которые распространяется президентский указ, обернется потерей 917,1 млрд рублей выручки, посчитали в FinExpertiza. Если нерабочим будет весь месяц, потери могут достигнуть 5,5 трлн рублей», — «обрадовал» телеграм-канал «Лакеи капитала».

Но потери — это не только деньги, но и рабочие места. «Торговая палата провела исследование, опрашивая представителей и малого среднего бизнеса, которые сказали, что в ближайшие две недели минимум 15 миллионов граждан гарантированно будут безработными и выброшенными на улицу. 15 миллионов граждан! У нас 21 миллион за чертой бедности, нищих. И вот еще 15 миллионов выбросят», — напомнил Валерий Рашкин еще до того, как президент продлил карантин до 30 апреля. «Те владельцы бизнеса, которые откладывали увольнения персонала до конца апреля, начнут это делать уже завтра. Таких массовых сокращений, которые начнутся, мы не видели еще никогда», — написал телеграм-канал «Мардан» сразу после обращения Путина.

Читать еще:  Коронавирус в абу даби 2020

Да, увольнения будут — и много, это очевидно, ибо просто так платить зарплату не будет никто. Отсюда вопрос: на что гражданам-то жить? На то, что было отложено на «черный день»?

Но, согласно данным социологического исследования, проведенного научно-техническим центром «Перспектива» по заказу страховой компании «Росгосстрах Жизнь» и банка «Открытие», 63,6% россиян вообще не имеют накоплений. А львиной доле из тех, кто смог отложить что-то про запас, их сбережений, если они потеряют работу, хватит в лучшем случае на полгода. Но это еще не все: 65,5% респондентов заявили о том, что им не хватает денег до следующей зарплаты или стипендии. Причем 34,6% не хватает ощутимо.

«Между тем, согласно экспертным оценкам, многие российские семьи могут начать физически голодать уже через 2 недели, а среднестатистический „запас прочности“ россиян составляет 2 месяца», — добавляет в своем телеграм-канале секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. «Думаем, что такие результаты опроса не отражают всей картины без учёта уровня закредитованности населения. А он за 2019 год вырос и составил в среднем по России 47,1%(доля долга по кредитам по отношению к годовой зарплате) или 227 500 рублей на каждого россиянина!» — дополняет телеграм-канал «КРЯполитика. РЯзанска политика» со ссылкой на «Рейтинг регионов по закредитованности населения».

В свою очередь безработица и падение доходов отразятся на бюджете государства еще и с той стороны, что придется увеличивать трансферты в негосударственные Фонды. Если верить прогнозу, содержащемуся в обзоре «Влияние пандемии COVID-19 на институты социального страхования», подготовленном экспертами Института социальной политики НИУ ВШЭ, сокращение фонда оплаты труда и рабочих мест на 5% вместе за три месяца срежут доходы внебюджетных фондов на 195,4 млрд рублей, за девять — на 586,3 млрд, а при сокращении на 20% потери составят 2,3 трлн рублей за девять месяцев.

И здесь уже можно говорить совершенно точно: Россия в одном шаге от экономического кризиса, сопоставимого с кризисом 90-х. И только очень наивный человек может думать, что недовольство в сфере экономики не перейдет на политику.

«В самом ближайшем будущем Россию может ждать итальянский вариант даже в более драматическом смысле, чем имеют в виду. Сейчас на севере Италии люди разочарованы в своих лидерах и кричат „Слава России!“, наблюдая русских солдат и врачей — а на юге толпы неформально занятых и просто бедных громят магазины и склады. Напомнить, сколько Ольга Голодец насчитала в России людей, не учтенных в официальном секторе экономики? 38 миллионов. А сколько у нас мигрантов? Не менее 12 миллионов. Кроме них, миллионы честных россиян, я полагаю, могут оказаться разочарованы тем, что элита делит власть, „Роснефть“ списывает неудачные инвестиции в бюджет, а ВЭБ с улыбкой признаёт, что все влитые в него государством деньги „куда-то делись“. И это разочарование может стать достаточно сильным, чтобы получить Север и Юг „в одном флаконе“. Война (даже с вирусом) и потеря средств к существованию — это факторы, под влиянием которых когда-то „Россия слиняла в три дня“, как говорил Василий Розанов», — прогнозирует развитие ситуации доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев в колонке для телеграм-канала «Кремлевский безБашенник».

Понимают ли это в Кремле? Видимо, да, если почти сразу же после обращения президента вышла новость, что правительство выделит 2,6 млрд рублей для сохранения занятости. Но достаточно ли этого будет, учитывая нашу насквозь прогнившую чиновничью систему, где все держится на распилах и коррупции? Сколько из этой суммы дойдет до назначения? Будьте уверены: весьма незначительная часть. В России много тех, кому деньги нужнее, чем простым людям и представителям малого и среднего бизнеса. Тех, у кого недвижимость и активы за границей.

Думается, что в Кремле осознают все риски, но все же уверены в том, что народ сплотится перед общим врагом в виде коронавируса и затянет пояса. Но вот здесь есть большие сомнения, особенно, на фоне скандальной «поправки Терешковой». Да и пенсионную реформу народ не забыл. Терпение — оно ведь не резиновое. А если и так, то и резина — она тоже лопается.

А что касается борьбы с коронавирусом, прав был Рашкин: надо было раньше думать. Брать на учет всех, кто прилетел из-за границы и сажать на карантин. А теперь остается только залить страну деньгами, благо резервы еще позволяют (что все равно не спасет от падения доходов, безработицы и прочих прелестей экономического кризиса). Ну и самоизоляция до конца месяца: может хоть с инфекцией расправимся, все же не в Европе живем…

Читать еще:  Куба коронавирус последние новости

| Коронавирус, последние новости:

«Худшее впереди»: предсказавший кризис экономист назвал 4 заблуждения о коронавирусе

Инвесторы «обманывают сами себя» в оценках того, насколько острой проблемой для экономики станет коронавирус, считает американский экономист Нуриэль Рубини. В колонке для Financial Times он заявил, что до этой недели, когда инвесторы в панике устроили распродажу активов, реакция фондовых рынков на вспышку была «мягкой». Вопреки мнению успокоивших себя инвесторов, «худшее впереди», подчеркивает он.

Экономист, ставший широко известным после предсказания мирового кризиса 2008 года, назвал четыре главных «заблуждения» инвесторов в отношении болезни. Эти ошибочные предположения, по его словам, привели к тому, что в конце января, несмотря на распространение заболевания, фондовые рынки США выросли до новых максимумов.

1. Эпидемия в основном ограничится Китаем

«Становится очевидно, что это глобальная пандемия, а не сосредоточенная в Китае эпидемия. Мы также по-прежнему не знаем, сколько стран в Азии и других частях планеты столкнется с острыми вспышками — скорее всего, таких будет еще много», — пишет Рубини. По последним данным Bloomberg, в мире зафиксировано 81 230 случаев заражения коронавирусом и 2771 случай смерти из-за него.

2. Распространение вируса остановят ко второму кварталу

«Идея о том, что пик влияния на экономику будет достигнут до конца первого квартала, выглядит очень ненадежной, — указывает Рубини. — Китаю нанесен масштабный ущерб, а международные цепочки поставок серьезно нарушены. Сейчас на Китай приходится около 20% мирового ВВП, а не крошечные 4%, как во время эпидемии SARS [тяжелого острого респираторного синдрома] в 2003 году. Добавьте к этому экономический шок для крупных экономик вроде Японии, Южной Кореи и Италии. Когда болезнь распространится на другие развитые и развивающиеся рынки, ущерб возрастет».

3. Мировая экономика после победы над вирусом начнет резко расти

«Идея V-образной модели восстановления абсурдна. Предположим, что все идет по лучшему сценарию в духе сказки о Златовласке: шок для экономики Китая сохраняется только в первом квартале, а заражение в основном ограничивается территорией этой страны. Даже если [китайское] производство уменьшается всего на 2% в первом квартале, это сокращение на 8% в годовом выражении. Значит, V-образное восстановление потребует годового роста ВВП выше тех 6%, которые китайская экономика демонстрировала до появления вируса». Рубини подчеркивает, что вера в способность экономики Китая расти на 4% за квартал «героически оптимистична».

Экономист добавляет, что «уверенность мирового бизнеса также ослабнет». «В прошлом году компании снижали капитальные затраты, так как топ-менеджеры ждали, пока исчезнут риски, связанные с торговой войной США и Китая, а также с Brexit. С частичным исчезновением этих остаточных рисков капитальные расходы будут откладываться и дальше из-за стремления подождать и увидеть, насколько острым и масштабным будет распространение вируса».

4. Регуляторы защитят рынки от последствий

«Ожидание того, что политики быстро придут на помощь, также ошибочно. Фискальные органы будут реагировать очень медленно или не будут реагировать вообще, если принять во внимание политические и другие ограничения. У центральных банков заканчиваются патроны: насколько еще более негативными могут стать ставки Европейского центробанка, Банка Японии и других? У американского Федрезерва остается лишь около 1,5 процентного пункта в запасе. Федрезерв, вероятно, отреагирует снижением ставок во втором квартале, что приведет к краткосрочному облегчению на рынке. Но вспышка коронавируса — это прежде всего негативный шок с точки зрения поставок, из-за которого замедляется [экономический] рост, а также увеличиваются издержки и инфляция С помощью кредитно-денежной политики урегулировать такое нельзя».

Фото: Qilai Shen/Bloomberg via Getty Images

Зачем слово «кризис» заменили на «коронавирус»

Коронавирус не собирается останавливаться. Всё больше границ закрывается, всё больше людей уходят на карантин. Какое-то время назад ВОЗ объявила о начале пандемии COVID-19. Почему так важно это заявление? Какова ситуация с коронавирусом сейчас? Коронавирус поразил глобальную экономику, или кризис разразился бы в любом случае?

Нефть и рубль упали на дно: кто на самом деле виноват? Для России настали не самые лучшие времена — будут ли протесты и социальные взрывы? Валентина Терешкова предложила обнулить президентские сроки Владимира Путина — президент согласился. Все эти и многие другие актуальные вопросы в прямом эфире видеостудии «Правды.Ру» обсудили главный редактор Инна Новикова и экономист, левый публицист, писатель, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

Слово «кризис» заменили на «вирус»

— Василий Георгиевич, коронавирус стал не просто главной мировой темой, но уже просто вселенским кошмаром. Вот уже и по всей Москве вводится карантин, были разговоры, а теперь появляются сообщения СМИ, что надо ехать закупать продукты, потому что скоро все будет закрыто, магазины перестанут работать и так далее. Что же такое вообще происходит с нашей планетой? Она останавливается, сильнее вертится или просто закрывается, защищаясь от человечества?

Читать еще:  Пациент с коронавирусом

— Разговоры про то, что надо запасать продукты, я слышал не так давно — в 2014 году…

— А я — в 91-м.

— Ну это тоже понятно. В 14-м году это было в последний раз, продолжалось и в 15-16-е годы, когда мировую экономику накрыла вторая волна глобального кризиса. Она очень сильно ударила по России, Китаю, Бразилии, по экономикам поменьше, и тогда тоже доходило до того, что список для запасов был большой:

Но это все, конечно, не имеет никакого отношения к тому, что надо запасаться, потому что в реальности мы имеем дело сейчас с новой волной экономического кризиса.

Первая волна была в 2008–2009 годах, ее остановили, потом пришла вторая волна — с конца 2013 года до весны-лета 16-го года. А 2020 год начался с третьей волны того же кризиса.

Было уже два сильных рывка вниз на рынке нефти, было уже несколько волн биржевого падения. Последняя волна прошла совсем недавно — в Соединенных Штатах упал рынок ценных бумаг, и американские власти активизировали денежную эмиссию, чтобы поддержать финансовую систему. То есть — помимо вируса, есть еще кризис.

— Эти процессы как-то связаны между собой или нет?

— Да, просто слово «кризис» теперь говорить не политкорректно, поэтому теперь говорят «вирус». И все события пытаются объяснить вирусом, представив дело так, будто бы падение рынка происходит из-за вируса, хотя в реальности это не так.

— Ведь от ОРВИ умирает гораздо больше людей, чем от коронавируса.

— Коронавирус, как говорят врачи и биологи, это и есть ОРВИ, просто коронавирусов очень много, в данном случае речь идет об одном из вариантов. Причем, на мой взгляд, нет твердой уверенности в том, что этот вариант — самый страшный.

— Он — совсем нестрашный, от него смертность гораздо меньше, чем при ОРВИ, не говоря уже про грипп и пневмонию. Хотя в Сети ходят какие-то страшные сообщения о том, что это — убойное биологическое оружие, в котором умудрились соединить 50 других вирусов. Даже депутата Госдумы, прилетевшего из Италии, бронетранспортерами блокировали. Что за безумие происходит?

— Значит, вирус — отдельно, экономический кризис — отдельно.

— Они просто совпали?

— Да. И политическое использование вируса — тоже отдельно.

— Политическое или экономическое тоже?

— Политическое. Экономического использования особо никакого, в этом плане это политически мотивировано.

Рынки должны были упасть, потому что спекулянты ждали этого падения на протяжении нескольких лет.

Загадка вируса кроется в китайской ситуации

— Но рынки всегда, наверно, ждут падения?

Нет, конечно, нет. В данном случае были пузыри на рынке недвижимости многих стран, пузырь на фондовом рынке США, мировые цены на нефть поднялись. И они уже спускались потихонечку. Пиковая позиция была в 2018 году. Мы сходили, сходили, пока осенью 2019 года не случились теракты на нефтепроводах Саудовской Аравии.

И тогда цены на нефть подскочили еще раз. И испортили настроение спекулянтам, потому что вся экономика была подготовлена для того, чтобы перейти в состояние кризиса. Для спекулянтов здесь интерес в первую очередь сыграть против валют некоторых стран, например, против русского рубля.

Я знаю, что и при 67 рублях за доллар некоторые выходили, потому что не могли уже дождаться этого момента. То есть экономические события должны были произойти сами по себе.

А вирус появился почти отдельно. Потому что на самом деле загадка вируса кроется в китайской ситуации.

И для того, чтобы понять, почему коронавирус оказался таким важным, по сути, стал символом 2020 года и останется таковым на протяжении всей истории человечества, нужно разбираться, что происходило в Китае. Ситуацию с вирусом в Китае рынки использовали только как сигнал к тому, чтобы падать.

Вот и китайцы не могли признать, что они находятся в ситуации экономического кризиса, поэтому вирус для них оказался очень удобным поводом сказать, что предприятия закрыты не потому, что склады их полны, а заказов недостаточно. Налицо — кризис перепроизводства, классический, про который писал Маркс в XIX веке еще. Удобнее было сказать, что возникла опасная эпидемиологическая ситуация и власти вынуждены принять чрезвычайные меры.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector