0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Коммунарка коронавирус

«В нашей стране принципиально иной сценарий развития пандемии»: что рассказывает москвичка с подозрением на коронавирус из госпиталя в Коммунарке

Что происходит там, за стенами Коммунарки, на сегодняшний день главного изолятора Москвы? Нам удалось связаться с реальной пациенткой той самой ГКБ №40 и выяснить, как проходит лечение от коронавируса, о чем говорят тамошние врачи и как общаются между собой пациенты, запертые на неопределенный срок в палатах.

Еще пару недель назад к коронавирусу в России люди относились скорее с легкой усмешкой, а крупами и предметами первой необходимости запасались лишь самые тревожные. Некоторые отважные отправлялись в заграничные поездки — и наша героиня, 34-летняя Алена Харитонова, была одной из таких отчаянных туристок. Жена, мама и по совместительству успешная юристка, она подумать не могла, чем окончится мини-путешествие в Германию. Спойлер: поездкой в ГКБ №40, в тот самый «изолятор» для больных коронавирусом. Короче, в Коммунарку.

Сейчас я себя чувствую прекрасно — так же, как и до того, как попала сюда. Никакой повышенной температуры, затрудненного дыхания, лихорадки… Ни-че-го.

Два дня я была в гостях в Германии, одна. Семья моя осталась дома. Когда я только вылетала туда, у меня начиналась ангина. Но она у меня хроническая — хронический тонзиллит. Симптомы, которые сопутствуют этому заболеванию, я очень хорошо знаю.

В Германии за два дня на холоде и к тому же в горах мое состояние усугубилось, но я не паниковала. Знала, как себя поставить на ноги за короткое время, благо, опыта у меня в этом деле достаточно.

По возвращении в Шереметьево 9 марта меня и других пассажиров никак не проверяли. Никаких градусников, опросов, бумажек с информацией — никто ничего не объяснял и не ставил на учет. В общем, все шло как обычно. Единственное, я заметила большую толпу на паспортном контроле. Но у меня просто взяли документы, шлепнули печать, и я вышла в город.

В тот момент ситуация с карантином и статистикой заболевших ежедневно менялась, поэтому я даже не предполагала, что могло произойти дальше. Думала, что проведу карантин дома – взаперти, конечно, но в комфорте, с семьей и возможностью принять доставку и хотя бы по Сети контактировать с друзьями.

Но на деле все оказалось иначе.

Собственно, злосчастный тонзиллит я прекрасно вылечила за пару дней. Температуры и каких-то «коронавирусных» симптомов у меня не было, только болело горло, но затем прошло и оно. Сидела я спокойно дома — с мужем и сыном, никого не трогала.

Потом, в воскресенье, мне позвонили из скорой и спросили, брали ли у кого-либо из семьи анализ на коронавирус. «Нет, не брали». На другом конце сообщили: ждите бригаду, через полчаса к вам приедут.

И правда приехали: у мужа с сыном взяли анализы, а мне сказали, что нужно срочно собираться в Коммунарку. Отказаться я не имею права — за это грозит административная ответственность. Но по какой причине я должна отправляться в изолятор, если нет симптомов и я хорошо себя чувствую? На подобные возмущения врачи при мне демонстративно позвонили в диспетчерскую, назвали номер моего германского рейса, и там им ответили: самолет, на котором я вернулась в Москву, признан «потенциально опасным».

Я летела из маленького города, из Ганновера, в полупустом самолете. Теперь я каждый день мониторю новости, отслеживаю всю информацию по коронавирусу — но нигде упоминания своего рейса так и не встретила. Пришлось согласиться и поехать в Коммунарку вместе со скорой.

Врачи мне сразу сказали, что теперь я должна провести 14 дней на карантине. Сначала мы долго сидели — я и другие такие же поступившие «туристы» — в холодном приемном отделении, где было около 10-14 градусов. Полтора часа я провела рядом с сидевшими вокруг кашляющими людьми, у многих из которых была, как выяснилось позже, высокая температура. Пока нас принимали, пока оформляли, так и сидели все скученно, больные вперемешку со здоровыми.

У меня сразу взяли мазок, кровь на анализ и сделали рентген. Снимок ничего не показал. Тем, у кого обнаруживают какие-то нарушения, сразу делают КТ и берут дополнительно анализ мочи. Мне ничего такого не понадобилось.

Затем меня отвели в палату. Вот, собственно, и все. А дальше информация каждый день менялась, как и персонал — не знаю, ко мне приходил, то ли врачи, то ли медсестры… Они особо не представлялись, на вопросы не отвечали.

Сначала нам сообщили, что выпишут нас только после трех отрицательных анализов на коронавирус. Но результаты приходят с задержкой. Например, 21 марта люди не получили информации за 10 число. Вскоре ситуация усугубилась: стало понятно, что людей много, мест, как выяснилось, на всех не хватает, поэтому врачи стали заселять по 3-4 человека в палату. Хотя все «отдыхающие» должны быть друг от друга изолированы. А теперь вдруг появилась новая информация: уже после двух отрицательных тестов нас могут выписать.

Казалось бы, это хорошо! Но на сегодняшний день у меня нет на руках ни одного результата. Ходят слухи — не знаю, насколько достоверные, — что те, у кого анализы на коронавирус положительные, сразу помещаются в стерильные боксы. То есть сведения между врачами и лабораторией все же передаются.

Я мало верю в то, что у меня коронавирус. Муж с сыном сидят дома на карантине до понедельника, и у них тоже нет никаких симптомов.

Я общалась с местными врачами, каждый раз новыми. Сначала они говорили, что все анализы отвозят в Новосибирск. Каждый день, кстати, персонал обновляется. К ним у меня, скажу сразу, претензий никаких нет — я так понимаю, их загнали в какие-то рамки и оставили без выбора. Сама ситуация просто тупиковая. Ведь теперь — уже другие врачи — говорят, что анализы уходят и в несколько недавно открытых лабораторий в Москве. Но где сейчас находится конкретно мой анализ, кто его исследует и в какие сроки предоставят результаты? Об этом я не имею ни малейшего представления.

Врачи ничего не объясняют и не говорят. Точнее, объясняют так: как только на руках у них будет бумажка, тогда и смогут мне что-то рассказать.

Изначально им либо устно, либо письменно приходит ответ — да или нет. А дальше, для того, чтобы отсюда физически выбраться и получить на руки выписку, надо получить бумажные варианты этих двух отрицательных анализов. Но, опять же, в нашем общем чате (пациентов Коммунарки — прим. Woman.ru) рассказывают совершенно невероятные истории. Кто две недели лежал с простудой, кто еще с чем-то…

Или вот: вчера ко мне пришли какие-то люди — я не знаю, кто они — и сказали, что забыли взять подпись за согласие на обработку персональных данных. Я мельком увидела, что указано в бумагах, мол, я поступила с температурой и определенными симптомами. Начала задавать вопросы, но ответов не получила. Мол, мои данные при поступлении в Коммунарку записывали другие люди, а потому и спрашивать не с кого. На руки мне эти бумаги не отдали.

Когда я сюда попала, врач был удивлен, что меня доставили по требованию скорой помощи — видимо, так быть не должно. Похоже, указания среди медиков меняются не то что ежедневно, а ежечасно, и это понятно, учитывая беспрецедентную ситуацию с пандемией.

Все сейчас происходит по-другому, в первый раз, и люди делают все, что в их силах. Врачи скорой, видимо, побоялись нарушить очередную инструкцию и решили подстраховаться. Но какая в этом логика, если я, потенциально зараженная новым вирусом, целую неделю контактировала с мужем и сыном — и при этом они остаются без симптомов дома, а я без симптомов помещаюсь в изолятор? Но назад, как говорится, дороги нет.

В чем заключается здешний осмотр? Ежедневно в 6 утра медсестры просто подходят к спящему человеку, тычут в него лазерным или дистанционным градусником и молча уходят. Записывают там что-то, наверное. То в час, то в полпервого — всегда непредсказуемо — появляется врач. Заходит в палату и спрашивает: «Как вы себя чувствуете?» Я и моя соседка неизменно отвечаем: «Хорошо». Он кивает головой и уходит.

Моя соседка, кстати, поступила на два дня позже меня. Когда я сообщала персоналу, что хочу отсюда выйти, мне ответили: «Подождите, теперь результат соседки нужно ждать. Вдруг она положительная, а вы нет?» Срок карантина в таком случае, естественно, обнуляется.

Сначала тебя пугают, что ты в приемной полтора часа контактировал с больными людьми. «Вы же не знаете, кто из них здоров, а кто нет, так что ждите теперь. Пока вас не выпустят».

Соседям то же самое говорят. Моя, например, вернулась из Америки, от дочери. Пошла на плановый осмотр к терапевту, чтобы тот выдал направление на физиотерапию — у нее там что-то с ногой. Тот услышал кодовую фразу «вернулась из США», и все. Ей даже не дали домой вернуться и вещи собрать, сразу вызвали бригаду в скафандрах и привезли без вещей, без одежды, без всего. Человек лежит вот без лечения. А от чего нас лечить, если мы не болеем?

Дочь соседки, кстати, сдала в Америке анализ на коронавирус — и в течение 48 часов ей предоставили результаты. Естественно, отрицательные.

К моей семье, надо сказать, периодически приходит участковый. Не знаю, насколько часто. Без маски, без специального костюма, без перчаток. При мне, когда я еще была дома, постучался как-то в дверь, посмотрел, что мы все трое взаперти сидим, и сказал: «На каждом подъезде в Москве есть камеры и, соответственно, если они зафиксируют ваши лица, то вы понесете административную ответственность и будете отправлены в обсервацию». Все очень строго.

В Коммунарке я развлекала себя работой — я юрист и могу позволить вести дела удаленно — и изучением иностранных языков. Периодически со мной созванивался по видеосвязи сын.

Еще мы говорим с ним и с мужем по телефону. Конечно, ни о каком посещении больницы речи не идет, это запрещено.

Еще у нас тут возникли небольшие проблемы с водой. Я как-то раз не выдержала, позвонила в регистратуру и сказала: «Кипятка нет, воды нет, что делать?». Без какого-либо наезда и претензий. Через какое-то время ко мне пришла девушка из персонала, поставила передо мной бутылку с водой и заявила: «Зачем вы жалуетесь? В мою смену не жалуйтесь!». Эх, еще бы различать эти смены, учитывая, что все в скафандрах!

Кипятильников и чайников держать тут нельзя. Кулеры есть на этаже, но нам из палаты выходить нельзя — поэтому доступ к питьевой воде все же ограничен.

Питание, если серьезно говорить, тут хорошее. Это же не пятизвездочный отель. Понятно, что все приедается — блюда пресные, но жить можно. Пятиразовое, все упаковано. На второй завтрак дают чипсы яблочные, булку и сок. Обед полноценный: суп, основное блюдо, гарнир и овощи (естественно, все абсолютно без соли). На полдник дают кефир, ряженку с печеньем. Ужин — это либо рыба, либо мясо с гарниром. Еда меня меньше всего тревожит, на самом деле, особенно, когда почти не двигаешься.

С бытовыми вещами тут все в порядке. Персонал тоже хороший, общительный — только если речь не заходит о выписке или лечении. Некоторые заходят просто поговорить.

Например, сегодня вечером пришел врач. Сказал, что главврач больницы оперативно реагирует на весь негатив в Сети. И пытается максимально быстро решить все бытовые и технические проблемы, ведь это в его интересах. Он рассказал, что работает как волонтер из Первой Градской. Там он заведующий отделением реанимации и анестезиологии. Трудится в Коммунарке не за доплату, а из интереса и любви к работе.

И говорит: «Я хорошо зарабатываю, надбавки меня не интересуют. Меня интересует то, что в нашей стране принципиально иной сценарий развития пандемии». Спасибо, что есть такие люди.

Эту больницу можно сравнить разве что с платной клиникой — такого же уровня и палаты, и душевая, кровать даже с помощью пульта поднимается и опускается. Претензия есть лишь к самой ситуации: никому ничего непонятно. Лежишь, ничем не болеешь, не лечишься, а сколько еще надо тут провести времени — неизвестно. Но в этом, повторюсь, нет ничьей вины – просто мы еще не сталкивались с такими крупными эпидемиями, но наши врачи, на мой взгляд, справляются отлично.

Журналист Набутов из больницы в Коммунарке: Температура, трудно дышать, не чувствую запахи. Похоже, коронавирус

Мы начинаем серию дневников о том, как Набутов проводит карантин в больнице и дожидается диагноза

Часть первая, продолжение читайте здесь.

Известный журналист Виктор Набутов ведёт утреннее шоу на радио «Серебряный дождь». Он только вернулся из Куршавеля и попал в больницу в Коммунарке. Врачи подозревают, что ведущий подхватил коронавирус.

Мы начинаем серию дневников о том, как Набутов проводит карантин в больнице и дожидается диагноза. День №1.

«СТАЛО ПЛОХО И ВЫЗВАЛ СКОРУЮ»

— Виктор, откуда вы вернулись? Почему вас отправили в Коммунарку?

— Я был в Куршевеле. Место известное. Во Франции. Он сейчас стал известен тем, что там довольно много людей, у которых подтвержденный диагноз. Более того, будете смеяться, хотя это не очень смешно, у меня в соседней палате лежит девушка, которая прилетела оттуда же, из Куршевеля. Просто случайно ее встретил. Собственно, 12-го числа я вернулся. Я сразу после этого встал на учет.

И буквально через день немножко плохо себя почувствовал. Приехали ребята на скорой. Я выяснил, что надо делать, чтобы сдать анализ. Быстро все, 15 минут, московская скорая – молодцы, неотложка. Сдался. Они взяли у меня анализ. Сказали: лежите дома. Явных признаков нет.

А дальше началось все, как обычно и рисуется. То есть у тебя появляется температура, тяжело дышать. Потом пропадает… ты перестаешь чувствовать запахи. Вот я уже третий день не чувствую запаха, это очень странное ощущение. Вообще никакого, только сладкое и соленое ты можешь на вкус ощущать. Температура, которая туда-сюда гуляет. И боязнь того, что может начаться резкая пневмония. Поэтому пришлось второй раз вызвать неотложку.

Они приехали. И, честно говоря, в Москве несколько мест, куда возят. Одно из них – Коммунарка. Когда они сказали, что свободна Коммунарка, предлагают ее, потому что это новая больница, хоть и не инфекционная, это видно, здесь приятно находиться.

«ПОДХВАТИЛ ВИРУС 100%»

— Это подозрение на коронавирус?

— Да. Но с учетом того, что у меня в компании уже есть несколько случаев подтвержденных, я думаю, что шансы близки к стопроцентным. Я сдавал первый раз тест в воскресенье, уже прошло пять дней, я до сих пор его не могу получить, его результатов.

— А как у ваших друзей это было?

— Вы знаете, у всех очень и по-разному, и одинаково. Как правило, это то, что описывается. Это субфибрильная температура, которая гуляет туда-сюда. Потом вдруг исчезает. Это затрудненное дыхание. И это вот, вы будете смеяться, исчезает обоняние полностью.

— А вот эти судороги?

— Вы говорите про судороги, и это показывают не только на «России-1», но и на «России-2», про судороги мне сказать нечего, потому что, насколько я понимаю, речь идет о запущенной уже клинической ситуации. Собственно говоря, именно поэтому я и лег в клинику, а не остался дома второй раз, когда я вызвал. Потому что почувствовал, что, возможно, все может быстро перерасти в пневмонию. А как раз беда этого вируса, что он поражает нижние дыхательные пути. И может в течение 12 часов перейти от больного горла в крайне тяжелую форму пневмонии. И тогда уже здесь, в Коммунарке, есть способы каким-то образом с этим бороться.

Это искусственная вентиляция легких. Это специальное медикаментозное лечение. И это происходит молниеносно. Именно поэтому я решил провести карантин не дома, а вот здесь, в больнице. Хотя у меня по симптомам – обычная простуда. Может быть, грипп небольшой.

ВРАЧИ ГОВОРЯТ: ВСЕ ПЕРЕБОЛЕЕМ

— С врачами разговаривали? Можно лечить его, чтобы не перешло в серьезную стадию?

— На самом деле, как я понял из разговоров врачей, во-первых, скажу честно, врачи относятся к этому… большая часть относится с некой долей иронии, скажем так. Позиция очень простая. Что это обычный вирус, обычный коронавирус, что переболеют все. Да, у него есть своя специфика. Да, желательно изолировать пожилых людей. Но в принципе, если вы молодой, здоровый и даже средних лет, без каких-то хронических болезней, то здесь больше паники. Просто укрепляйте иммунитет. Это вообще не проблема. Я с некоторыми общался, они не пользуются ни масками, говорят: мы не боимся заболеть.

Для нас это повод провести двухнедельный отпуск в той же Коммунарке, например. Такие врачи у меня были. Говорят: мы каждый день работаем, у нас сотни людей, мы неизбежно заболеем. И перенесем. А может быть, уже перенесли. Большая часть переносит совсем в легкой форме, фактически без каких-либо признаков.

— У вас как настроение?

— У меня настроение достаточно странное. Потому что я думаю, что большая часть оказалась в такой же ситуации. У меня как бы не подтвержденный диагноз, который я внутри себя подтверждаю, понимая, что все как бы к этому и ведет. Уже есть близкие знакомые, с кем я контактировал, с подтвержденным диагнозом. Похоже по симптоматике на такое легкое течение достаточно всей этой истории. Но суть не в этом. Если диагноз не подтвердится, то фактически я буду вынужден провести довольно много времени здесь в больнице, просто ожидая, пока сделают этот тест. А для того, чтобы покинуть лечебное учреждение, по бумагам Минздрава, мне надо сделать, как минимум, два теста отрицательных. Каждый из них – это три-четыре дня, в течение которых тебя в принципе особо не лечат.

Ты фактически находишься здесь в больнице в карантине. Пьешь чай, можешь попить таблетки от простуды. Но никакого особого лечения – в нем нет необходимости. Ты просто здесь лежишь, как ты мог бы лежать дома.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дневник пациента коронавирусной больницы: Врачи не боятся, шутят и ходят без масок. Говорят, все переболеем, как обычным гриппом

Медики подозревают, что у известного журналиста Набутова — коронавирус. Он рассказывает о своей госпитализации в Коммунарке (подробности)

«Здешние врачи — герои. Я ими восхищаюсь»: Главврач больницы в Коммунарке рассказал, как в Москве борются с коронавирусом

Городская клиническая больница №40 принимает практически всех московских пациентов с подозрением на коронавирус COVID-19. Главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко считает, что российскую столицу уже пора полностью закрыть на карантин, но пока этого не происходит, медики продолжают работать в полную силу (подробности)

Убивает ли коронавирус ультрафиолет и как надо обеззараживать квартиру: 13 ответов на главные вопросы о COVID-19 от доктора Комаровского

Известный врач, медицинский просветитель Евгений Комаровский составил краткую энциклопедию — что нужно знать о новой инфекции, чтобы защитить себя и близких (подробности)

Еще больше материалов по теме:Распространение коронавируса в мире

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы.

«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке»

4 апреля в 10:00

Современный художник Андрей Сяйлев стал одним из первых пациентов, у которого подтвердился тест на коронавирус. Его история примечательна еще и тем, что он не ездил за границу и не общался с иностранцами, то есть заразился от кого-то внутри страны. The Village поговорил с ним об условиях в медцентре Коммунарки, страхе эпидемии и ее реальной угрозе.

Как я заболел

Это была удивительная ситуация и для меня, и для врачей: я заболел, не ездив за границу и не контактируя с иностранцами и россиянами, которые бывали в очагах инфекции. Когда у меня брали тест на коронавирус, врачи сказали не париться, мол, шанс, что будет положительный результат, просто микроскопический: «Сейчас такой период, что все болеют ОРВИ, часто случаются пневмонии».

С 13 марта я с семьей самоизолировался. Решение принял потому, что мы живем на Ленинском проспекте и я начал замечать из окна, что скорых стало в разы больше: каждые 20–30 минут приезжала машина с мигалкой. Сидя дома пять дней, мы ощущали, что началось что-то серьезное.

Мы живем на Ленинском проспекте, и я начал замечать из окна, что скорых стало в разы больше

Когда мне стало плохо — поднялась температура и появилось сдавливающее ощущение в легких, — я сам поехал в поликлинику на такси. В скорой сказали, что приехать могут только в течение суток, и посоветовали, если я чувствую, что инфекция начала спускаться в легкие, самому сделать флюорографию. В поликлинике меня встретила бабуля, уже очень пожилая, лет под 70, в каком-то белом чехле и с пистолетиком. Когда я выезжал их дома, у меня была температура 38,5, но она уверенно сообщила: «У вас 35,5, проходите». Я удивился: такого не могло быть, я же еле на ногах стоял. В кабинете врача оказалось, что у меня 39,2.

В очереди перед приемом дежурного я просидел долго, передо мной было человек девять. За время, что я ждал, накопилось еще примерно столько же после меня. Все сидели в масках, у всех была простуда, а у половины — подозрение на пневмонию. Врачи рекомендовали меня госпитализировать, но в скорой сказали, что могут это сделать, если температура держится пять дней. Мне выписали антибиотик и отправили домой. Через день мне полегчало, и, когда на пятые сутки пришел положительный анализ на коронавирус, я чувствовал себя уже хорошо и думал, что выздоровел.

«У вас 35,5, проходите». Я удивился: такого не могло быть, я же еле на ногах стоял

Но когда пришел анализ, меня сразу забрали в Коммунарку, а семью под уголовную ответственность посадили в карантин. Нам пришлось в каком-то безумном ритме отдавать свою собачку друзьям, потому что гулять с ней стало невозможно. Хорошо сработали эпидемиологи: закрыли всех, с кем я контактировал в студии. А еще таксистов, которые меня везли в поликлинику и обратно, и врачей. Кстати, потом они мне звонили и узнавали, как дела. Медики оказались очень чуткими и отзывчивыми — мы ведь все попали в одну лодку.

Коммунарка

В Коммунарке врачи и волонтеры очень искренне делали свою работу. Им в такой ситуации быстро пришлось становиться профессионалами. Палата была полностью новой: с упакованными градусниками, радио, телевизором, который я так ни разу и не включил. Я попал как будто в современную больницу из «Доктора Хауса». Пациенты сидели по своим боксам, каждые сутки менялся медперсонал, прикомандированный из университетов либо из других больниц. Спрашивали, как мы себя чувствуем, соседу по палате постоянно делали уколы и капельницы. Меня не лечили, потому что самочувствие было нормальным.

Я попал как будто в современную больницу из «Доктора Хауса»

В последние дни веселых волонтеров полностью заменили серьезные медики (движение «АнтикоронаХелп», которое набирало добровольцев для помощи в Коммунарке, временно приостановило работу, чтобы не подвергать волонтеров риску заражения, после этого стало известно, что коронавирус обнаружили и у главврача больницы Дениса Проценко. — Прим. ред.). Лечащий врач приходил к нам раз в день. Он работал на два этажа, и я предполагаю, что обходил за смену человек 80.

В приемном покое в Коммунарке был пожилой британец, который так сильно кашлял, что не мог даже говорить. Там я сначала остался ночевать, потому что меня определили на шестой-седьмой этаж, но они оказались переполненными. Потом меня определили на четвертый этаж.

Еду приносили пять раз в день. Не давали, конечно, ничего сладкого и кофе, то есть не было никаких вкусовых приколов, хотя мне нравились пюрешка «Агуша», яблочные чипсы и сок на второй завтрак. А так обычная, нормальная еда.

Еще каждый день приходила женщина, наверное, какой-то завхоз — главный разруливатель проблем. Она спрашивала, все ли у нас в порядке и ничего ли нам не надо, но нам все и так приносили, все было хорошо. В какой-то момент я поинтересовался, какой сегмент проблем она может решить. Оказалось, что может принести воду или поправить температуру в палате на комфортную, ей же можно было пожаловаться на неработающий телевизор и плохое обслуживание.

Мне нравились пюрешка «Агуша», яблочные чипсы и сок на второй завтрак

Через пять дней стало все понятно: весь отработанный внутренний цикл медицинских процессов. В 07:00 измеряют температуру, в 09:00 — приносят первый завтрак, в 11:00 — второй завтрак. Это был еще и интересный эстетический опыт.

Я наблюдал за улицей через панорамные окна, и там происходили какие-то новые циклы: стало больше выписанных пациентов, которые делали селфи перед больницей. Вдоль дороги периодически возникала стихийная парковка из обычных машин и время от времени две-три скорых вставали в очередь. Не знаю, можно ли сделать вывод, что темп больничной жизни ускорился. Вид на пустое поле, которое то покрывалось снегом, то освещалось солнцем, казался футуристическим. Все это напоминало декорации — и пейзаж, и больница .

«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусом.

Взгляд художника

Работники больницы мне говорили, что не боятся, потому что все они пассивные носители и у них потихоньку вырабатывается иммунитет. То есть новость про то, что генерал — я имею в виду главврача — заболел коронавирусом, негативная, скорее, в медийном поле. А так с ним все нормально, он сидит в своем кабинете. Главное, чтобы медиков хватило на тяжелые случаи.

Мне 37 лет, и на меня вирус подействовал довольно вяло, но я лежал напротив реанимации с аппаратами ИВЛ. По ночам у меня была возможность наблюдать, что там происходит. Два дня назад туда привезли в прямом смысле тело, причем по виду довольно молодое и бодрое. Мужчина лет 40 совершенно не двигался, его положили на грудь, потому что так легким легче. Может, у него были хронические болезни .

Я лежал напротив реанимации с аппаратами ИВЛ. По ночам у меня была возможность наблюдать, что там происходит

Приходили в палату и психологи. Я задумался, чем они могут помочь, а потом понял, что и правда в этой ситуации чувствуешь что-то вроде стыда, когда предполагаешь, что мог кого-то заразить или уже заразил. Наверное, поэтому для меня было важно начать описывать свой опыт в фейсбуке, чтобы избавиться от этого чувства. Я ощущал себя нормально во время болезни и решил рассказывать про свое довольно хорошее состояние, которое, возможно, многим еще предстоит прожить .

В соцсетях я видел много постов и комментариев, что никакого вируса нет и все это манипуляции политиков. Если про проблемы Италии рассказывает известная персона — это остается где-то далеко, это какая-то говорящая голова, которая и так постоянно о чем-то вещает. Я хотел бы, чтобы люди поняли, что все это уже рядом, что нужно обязательно сидеть дома.

Я сам буквально на кончиках пальцев чувствую, что мир разделился на до и после: прошлое уже вообще не важно и не влияет на наше состояние, а будущее невозможно спланировать.

После выписки

Есть ощущение, что официальные цифры сильно занижают. У меня первый тест был положительный, второй, который взяли уже в больнице, был отрицательным, потом снова пришел положительный результат, четвертый тест потеряли, а следующие два опять оказались отрицательными. И у меня до сих пор в выписке стоит диагноз «неуточненная коронавирусная инфекция». Официально я, наверное, не переболел. Но меня попросили и дальше сидеть дома, пока я не сдам еще один тест и он не будет отрицательным.

У меня до сих пор в выписке стоит диагноз «неуточненная коронавирусная инфекция». Официально я, наверное, не переболел

Позавчера меня не хотели выписывать из больницы, потому что у меня нет московской прописки. Так как подтвердить место жительства я не мог, выпустить они меня без полных двух недель в карантине не могли. Мне пришлось звонить в поликлинику, чтобы оттуда прислали скан с больничным листом, в котором сказано, что я болею с 16 марта и что две недели уже прошли, но там сказали, что не имеют на это права .

Получалась рекурсивная петля — в поликлинику нужно было прийти с паспортом, получить лист на руки, но я этого сделать не мог, потому что меня не выпускали из больницы в Коммунарке, откуда я не мог выйти без скана из поликлиники. Но в итоге мне пошли навстречу и все-таки выслали лист, за что я благодарен.

Я болел лет пять назад пневмонией и помню, как это испортило мне целую зиму. Все эти ощущения я запомнил, и это помогло мне быстрее обратиться за помощью. Я, по сути, сыграл на опережение и, возможно, поэтому легче перенес болезнь — ее рано удалось затормозить. Поэтому я очень советую всем прислушиваться к собственному телу. Сейчас я дома с семьей. И наконец-то забрал нашу собаку .

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector