0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Итальянец коронавирус

Коронавирус: почему именно в Италии так много жертв?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Самый тяжелый удар эпидемии коронавируса приняла на себя Италия, где от SARS-CoV-2 погибли уже по меньшей мере 7500 человек — в два с лишним раза больше, чем во всем Китае.

    При этом официальная статистика учитывает только подтвержденные случаи коронавирусной инфекции. Реальное число погибших может быть больше в несколько раз.

    Почему именно там эпидемия развивалась столь стремительно и с такими трагическими последствиями?

    «На каждого погибшего от Covid-19 приходится еще три человека, скончавшихся от пневмонии у себя дома безо всяких тестов», — заявил Джорджо Гори, мэр города Бергамо в Ломбардии.

    К четвергу в этой провинции было подтверждено уже более 32 тысяч инфицированных. В понедельник там было зафиксировано почти 2000 новых случаев заражения и более 400 смертей.

    С тех пор темпы роста «официальной» эпидемии немного пошли на спад. Однако, по словам пресс-секретаря итальянской Федерации врачей общей практики Паолы Педрини, в реальности дела обстоят значительно хуже.

    «Значительная часть инфицированных не отражается в статистике подтвержденных случаев, поскольку им просто не проводят тест [на Covid-19]. Если в первые недели мы оценивали число реальных случаев заражения примерно в пять раз выше официальной статистики, то сейчас оно вне всяких сомнений в 10 раз выше», — заявила она.

    Учитывая, что в общей сложности в Италии диагноз Covid-19 был подтвержден почти у 75 тысяч пациентов, реальное число инфицированных в стране, если расчеты Педрини верны, опережает даже общемировой показатель и, возможно, приближается к одному миллиону.

    Почему именно там эпидемия развивается столь стремительно? Точного ответа на этот вопрос пока нет — но есть несколько версий, которые совсем не исключают, а скорее дополняют друг друга.

    Скрытая эпидемия: вирус инкогнито

    Первый диагноз Covid-19 в Италии был поставлен 20 февраля в городе Кодоньо в Ломбардии. На тот момент по всему миру официально насчитывалось около 70 тысяч больных коронавирусом, более 90% из них — на территории материкового Китая.

    Всего месяц спустя число подтвержденных случаев Covid-19 в Италии взлетело почти до 50 тысяч, более 4000 пациентов погибли.

    Объяснение столь резкого скачка предложила 20 марта команда итальянских ученых. Проведенное ими ретроспективное исследование показало, что к моменту постановки первого диагноза SARS-CoV-2 давно хозяйничал в большинстве городов Ломбардии «инкогнито» — то есть недиагностированным. И каждый его носитель заражал по меньшей мере еще трех здоровых людей.

    Средний возраст обследованных пациентов — 69 лет, хотя среди них есть и месячный младенец, и 101-летняя женщина. Госпитализация потребовалась почти половине больных, из которых каждого пятого позже перевели в реанимацию.

    Авторы опубликованной работы не указывают, когда именно началась вспышка нового заболевания, ограничившись расплывчатой формулировкой «гораздо раньше 20 февраля».

    Профессор биологии Энрико Буччи из Университета Филадельфии предлагает значительно более точную хронологию. По его словам, SARS-CoV-2 завезли в Италию не позднее середины декабря.

    Свои аргументы Буччи изложил уже через неделю после постановки первого диагноза в научном блоге.

    В частности, профессор обращал внимание на то, что в последнюю неделю декабря в больнице города Пьяченца, всего в нескольких километрах от Кодоньо, одновременно проходили лечение более 40 пациентов с воспалением легких — и уже тогда об этом с удивлением писала местная пресса.

    К концу февраля у вылеченных от пневмонии пациентов обнаружили антитела к новому коронавирусу, что лишь подтвердило подозрения Буччи: эти люди перенесли Covid-19 еще до того, как ВОЗ дал новому вирусу название.

    К моменту, когда итальянская эпидемия грянула как гром среди ясного неба официально, на самом деле она уже разрасталась незамеченной на протяжении более чем двух месяцев.

    Грипп с косой

    Когда именно коронавирус пробрался в Италию, доподлинно неизвестно. Генетический анализ показывает, что прилетел он все-таки из Китая.

    Нельзя исключать, что в другие страны вирус впервые проник примерно тогда же — в начале или середине декабря. Однако именно в Италии зерно инфекции упало на особо плодородную почву.

    В последние годы смертность от обычного сезонного гриппа в Италии, особенно среди пожилого населения (65+), примерно вдвое превышает среднеевропейские показатели.

    В ноябре прошлого года команда итальянских врачей подсчитала, что с 2013 по 2017 год эпидемии гриппа в стране унесли почти 70 тысяч жизней «сверх нормы».

    Зимой 2016-2017 гг. уровень смертности от гриппа в Италии превысил 40 случаев на 100 тысяч населения. Для сравнения: средняя смертность от рака груди или простаты в мире — около 10 на 100 тысяч человек; у малярии этот показатель составляет 20; у туберкулеза — 25; у ВИЧ/СПИД — 44.

    Этому есть несколько возможных объяснений.

    Во-первых, средний возраст населения.

    «Повышенный показатель смертности нельзя назвать абсолютно неожиданным, учитывая число проживающих в Италии очень пожилых и слабых здоровьем пациентов», — пишут исследователи.

    Если средний возраст итальянских пациентов, у которых подтвержден коронавирус, составляет 63 года, то в Германии — 45 лет.

    Вторая возможная причина — повышенное употребление в Италии антибиотиков. Эти препараты не действуют на вирусы, но способствуют появлению резистентных инфекций, которые могут сильно осложнить состояние тяжелобольных.

    По статистике, итальянцы в среднем пьют в полтора раза больше антибиотиков, чем остальные жители Евросоюза. Итальянские фермеры, выращивающие животных, опять же используют для их лечения вдвое больше антибиотиков, чем в среднем в ЕС.

    Неудивительно, что и резистентные инфекции в итальянских больницах встречаются в два с лишним раза чаще.

    В общем, как было сказано выше, зерно коронавируса упало в Италии на сильно подготовленную почву.

    А широкому распространению эпидемии, по мнению многих экспертов, сильно поспособствовал футбольный матч, прошедший 19 февраля в Милане. На игру из Бергамо приехало почти 50 тысяч человек — большинство из них общественным транспортом.

    Первый итальянский пациент с коронавирусом, Алзано Ломбардо, был диагностирован на следующий день.

    «Приходится делать ужасный выбор»: как коронавирус разрушил итальянскую систему здравоохранения

    Итальянским врачам, дававшим клятву спасать жизни, теперь приходится «делать ужасный выбор и решать, кому жить, а кому нет, кому достанется монитор, аппарат искусственного дыхания и внимание, а кому нет», рассказал Time Лоренцо Казани, директор медицинского центра для пожилых людей в Ломбардии. «У нас нет свободных коек в отделениях интенсивной терапии», — сообщил он.

    Врачи вынуждены отдавать приоритет молодым и более здоровым пациентам с коронавирусом, ведь их шансы выжить выше, чем у пожилых людей, пишет Business Insider. Такой принцип упоминается в рекомендациях под названием «Медицина во время катастроф», которые подготовил Итальянский институт анестезии, реанимации и интенсивной терапии. «Возможно, придется установить возрастные ограничения для доступа к интенсивной терапии. То, что может быть относительно коротким курсом лечения у более здоровых людей, может потребовать больше времени и ресурсов для пожилых и уязвимых пациентов», — говорится в документе (цитаты по The Atlantic).

    «Мы принимаем решение в зависимости от возраста и состояния здоровья, — подтвердил анестезиолог Кристиан Салароли итальянской газете Corriere della Sera, — словно в военных ситуациях».

    «Мы не были готовы»

    С тех пор, как в Италии выявили первый не завозной случай заболевания, ситуация развивалась стремительно, отмечает Business Insider. 20 февраля коронавирус нашли у 38-летнего жителя Ломбардии, который не был в Китае, но общался с недавно вернувшимся оттуда человеком. Уже на следующий день стало известно о первом случае смерти в стране — в городе Падуя умер 78-летний мужчина. Через две недели, к 8 марта, количество заболевших в Италии приблизилось к 6000, а число погибших превысило 230 человек. Власти ввели карантин на севере страны, заблокировав около 16 млн человек. День спустя карантин распространили на всю страну. Италия стала основным очагом заболевания коронавирусом за пределами Китая, откуда он появился. По данным на 17 марта, число заболевших в Италии приближалось к 28 000, погибли более 2000 человек.

    Казани связывает плачевную ситуацию с «непрерывными сокращениями» финансирования на медицинскую помощь и исследования. «Мы не были готовы. У нас недостаточно врачей. У нас нет организованного плана борьбы с пандемиями», — сказал Казани.

    Другая причина, по которой система здравоохранения оказалась перегруженной, заключается в том, что Италия занимает второе место по количеству пожилых людей в мире после Японии, пишет Business Insider. Исследование, проведенное китайским центром по контролю и предотвращению заболеваний, показало, что уровень смертности от коронавируса среди людей старше 80 лет составляет почти 15%. По данным Национального института здравоохранения Италии, 58% умерших в стране были старше 80 лет, еще 31% — старше 70 лет.

    На темпы распространения инфекции могло повлиять и то, что после утечки информации о закрытии севера сотни человек бросились на юг, чтобы избежать карантина. «Некоторые из тех, кто сбежал, к сожалению, точно заразятся коронавирусом», — сказал The Guardian Роберто Буриони, профессор вирусологии миланского университета Вита-Салюте Сан-Раффаэле.

    Врачи без защиты

    В Италии врачи больше не делятся на «хирургов, урологов, ортопедов», а пытаются лечить одну и ту же болезнь, рассказал в Facebook доктор Даниэле Маккини из Бергамо (цитаты по New York Post). По его словам, он видел «слезы на глазах» докторов, разочарованных тем, что они не могут спасти всех.

    «Мы не контактируем с нашими семьями, опасаясь заразить их. Некоторые из нас уже заразились», — пишет он. На прошлой неделе от дыхательной недостаточности, вызванной COVID-19, умер Роберто Стелла, 67-летний президент Медицинской гильдии Варезе. «Его смерть воплощает отчаяние всех коллег, у которых до сих пор нет необходимой индивидуальной защиты», — говорится в заявлении Национальной федерации врачей общей практики Италии.

    Роберта Ре, медсестра из Пьяченцы, рассказала The Guardian, что также потеряла коллегу — 59-летнего доктора, которого она считала хорошим другом. «Это опыт, который я бы сравнила с мировой войной, — сказал Ре. — Но это война, в которой нельзя сражаться традиционным оружием — мы еще не знаем, кто враг, и поэтому трудно бороться. Единственное оружие, которое у нас есть, — это возможность сидеть дома и выполнять правила, так, как это делали в Китае».

    Измученные коронавирусом итальянцы рассказали, почему хотят Путина и диктатуру

    Местные жители вымирают, но не перестают нарушать правила ЧС

    26.03.2020 в 16:44, просмотров: 199254

    «Россия, мы в твоих руках», «Русские пришли, теперь вы увидите разницу с Евросоюзом», «Путин, будь нашим правителем, ты единственный» — такие сообщения оставляют итальянцы, комментируя видео, на котором колонна с российской спецтехникой и автобусами с нашими военными вирусологами движется к Бергамо. В административный центр провинции Ломбардия, где сейчас наблюдается самая тяжелая эпидемиологическая ситуация, россияне привезли спецоборудование для помощи тяжелым больным, мобильные комплексы анализа и диагностики, а также средства дезинфекции.

    Об обстановке в эпицентре карантина, почему эпидемия вышла из-под контроля и с чем придется столкнуться нашим вирусологам, рассказали «МК» наши соотечественники и белорусы, которые живут на севере Италии.

    На окнах у итальянцев висят российские флаги, на балконе трубач играет российский гимн… Итальянцы, находящиеся на карантине, который сравнивают с военным положением, безмерно благодарны россиянам, пришедшим на помощь.

    — Из 70 тысяч заразившихся коронавирусом — более 30 тысяч — в Ломбардии. Около 7 тысяч человек скончались. Мы как на войне. Гибнут наши старики. Нам очень нужны квалифицированные врачи, аппараты искусственной вентиляции легких. Мы говорим спасибо и россиянам, и китайцам, и кубинцам, которые протянули нам руку помощи. Верим, что вместе мы переломим ситуацию, — говорит итальянский архитектор Адель Сирони.

    — Мне друзья — итальянцы — шлют сообщения: «Спасибо твоей стране!» «Русские пришли. Теперь Италия встанет на ноги», — говорит Карен Варданян, который живет в городке Пескьера-дель-Гарда, в провинции Брешиа. — Из всех только один молодой человек затеял было дискуссию, задавшись вопросом: что, мол, русские потребуют потом взамен? Пришлось ему напомнить о Второй мировой войне, когда русские спасли мир от фашизма.

    Ситуация в Италии катастрофическая. Каждый день страна теряет из-за коронавируса по 600–700 человек.

    — У меня в соседнем частном магазине умер хозяин 76 лет, через два дня забрали в больницу его 71-летнюю жену, а вскоре не стало и ее. Вчера ночью из дома напротив увезли одинокого соседа, которому исполнилось 59 лет, — говорит Александр Томас. — У друга, находящегося на самоизоляции, которому 36 лет, третью неделю не спадает температура…

    — Моя подруга вовремя успела увезти отца в горы из Бергамо, теперь вернула его, они уже месяц не выходят из дома. Им родственники приносят продукты, оставляют их на крыльце. Отец ее смотрит некрологи в газете, в каждом выпуске — фотографии друзей. Каждый день его ровесников остается все меньше и меньше, из 300 человек уцелело только 10, — делится с нами Карен Варданян.

    Кладбища сейчас почти все закрыты, людей уже не хоронят. Стариков увозят из больницы в крематории в закрытых гробах. И потом уже родственникам отдают их прах.

    — Это страшно, но людям приходится по нескольку часов ждать, пока освободится место в отделении интенсивной терапии. Старики не дожидаются и умирают… Близкие не имеют возможности даже дотронуться до умершего родственника. Им говорят: «Опасно, заразитесь». Пожилых людей тут же закрывают и увозят. Даже во время войны такого не было. Умирают и люди среднего возраста, кто имеет лишний вес и хронические заболевания. У моей знакомой заразилась коронавирусом ее мама, спасти ее не смогли. У нее в Бергамо осталась сестра-близняшка, которая сейчас себе места не находит. Известно ведь, что близнецы всю жизнь связаны друг с другом.

    Друг Карена, Владимир, живущий в 20 километрах от него, болеет уже две недели. Врачи, которые заняты тяжелыми пациентами, консультируют его по телефону.

    Коронавирус косит всех, не щадя. Большие потери понесло духовенство, эпидемия забрала более 50 священников, среди которых был и отец Фаусто Ресмини. Его многие знали в Бергамо. Зимой он раздавал горячую еду бездомным людям.

    Широко в соцсетях обсуждается поступок отца Джузеппе Берарделли из Бергамо, которому было 72 года. Попав в тяжелом состоянии в реанимацию, где не хватало аппаратов искусственной вентиляции легких, он отказался от помощи в пользу другого пациента. Более молодого мужчину спасли, а священник умер.

    Подхватили заразу и монахи из Кастелли Романи, которые ухаживали за больными в больнице. Все больше положительных тестов и у медперсонала. Коронавирус обнаруживают у врачей, медсестер, лаборантов…

    — Мои знакомые врачи, муж с женой, с начала карантина переселились жить в больницу, чтобы не подвергать риску свою семью, — говорит Карен. — Сейчас он находится на аппарате искусственной вентиляции легких, а у нее — высокая температура. За тремя их детьми присматривают родители.

    Всю Италию шокировала история двух медсестер, которые с разницей в три дня покончили с собой. Обе работали в отделении интенсивной терапии, одна — в Йезоло, другая — в Монце. На их руках один за другим умирали старики. Психика не выдержала. Одной женщине было 49 лет, другой — 34 года.

    «Люди шарахаются друг от друга»

    «Как теперь жить?» — этот вопрос задают сейчас все больше итальянцев.

    — Мы уже месяц как находимся на карантине, не работаем, — говорит Карен Варданян. — Я артист, фокусник, закончил в Москве цирковое училище, в Италии живу уже 25 лет. Все спектакли сейчас отменены, я никуда не выезжаю.

    — Вам платят какие-то пособия?

    — Пока ничего не платят, только обещают. У меня есть некоторые сбережения, месяц я еще протяну, а что дальше? У меня семья, двое детей. Коммунальные платежи никто не отменял. Мне пришел счет за свет, я позвонил в их контору, сказал: «Извините, у меня ситуация, я не работаю…» В ответ услышал: «Нам это не интересно слушать». Попросил сделать платеж дробным, разделить его на две части, и снова услышал: «Оплачивайте счет, иначе мы вас «отрежем». Хотя по телевизору говорят: мол, не беспокойтесь, в этой тяжелой ситуации свет никому не отключат. Также с высоких трибун было сказано, что будут предоставлены отсрочки по кредитам. Когда я пришел в банк, предоставил документы о своей работе, объяснил, что моя сфера деятельности первая попала под запрет, мне сказали: «Мы никаких официальных бумаг от правительства не получали». Знаете, какое первое слово я выучил, когда 25 лет назад приехал в Италию? «Domani» — «завтра». И теперь я его слышу постоянно.

    Когда местные жители в начале карантина ринулись скупать в супермаркете макароны, Карен поехал в русский магазин закупаться гречкой.

    — Сколько лет здесь живу, так и не могу внушить своим друзьям, насколько это ценная крупа. Карантин дается всем непросто. Я, например, живу за городом, у меня есть возможность гулять в саду. Не представляю, как выдерживают вынужденное заточение горожане, кто обитает в многоэтажных домах?

    Местные жители в Бергамо теперь пытаются проанализировать, почему, несмотря на карантин, эпидемия вышла из-под контроля?

    — А чему удивляться? — говорит Карен. — Как только объявили карантин, остановилась половина предприятий на севере Италии, в Ломбардии и Генуе, многие собрались и рванули к родственникам на юг. Поезда все были битком. А другие поехали кататься на горных лыжах. Моя знакомая рассказывала, что 45 минут стояла в толпе людей в очереди в кассу, чтобы купить билет на подъемник.

    Итальянцы рассуждали так: нечего паниковать, раз дети не пошли в школу, пойдем все вместе гулять, кататься на роликах и велосипедах. Воспользовались первой неделей карантина не для того, чтобы закрыться дома, а чтобы поехать и отдохнуть.

    — Мы пережили ужас 90-х годов, пустые полки магазинов, талоны, безработицу, межнациональную рознь. А здесь народ расслабленный. Никто не оценил опасность. Я три недели назад ходил в больницу, мне нужно было сделать укол. Ни одного человека в маске не было, а уже был объявлен карантин.

    Теперь, как говорит Карен, люди шарахаются друг от друга. В магазине если кто-то приближается меньше чем на метр, его настоятельно просят отойти подальше. Даже в деревенских магазинах полиция проверяет в очереди, кто из этой деревни, а кто приехал из другой. Ходить разрешено только в магазин поблизости.

    — Все учреждения закрыты. Сегодня поехал на почту, чтобы понять, можно ли мне снять деньги, но дверь оказалась закрыта. Наведался в банк, но внутрь меня не пустили, сказали, если что-то хотите выяснить, звоните. Две недели не могу связаться с пенсионным фондом. У них сайт заблокирован, отправляю письмо по электронной почте, а оно приходит назад. Сегодня два часа сидел на телефоне, слушал музыку и голос: ожидайте, ожидайте… А потом мой вызов скинули.

    Всех потрясло эмоциональное выступление мэра Лючеры Паскале Дотоле, который сказал: «Пользуетесь мобильными парикмахерскими? Зачем? Вы понимаете, что гробы у вас будут закрытые? Кто вас, мать вашу, вообще увидит? В закрытом-то гробу?»

    — Пока люди на севере умирают, юг продолжает веселиться. Тех же неаполитанцев невозможно закрыть по домам, их не заставишь сидеть на карантине. Они никого не слушают.

    Когда закончится война, а именно так итальянцы называют борьбу в коронавирусом, никто не знает. Карен надеется, что «в окопах» придется просидеть все-таки не всю весну и лето.

    «Собираю мужа в магазин, как на войну»

    Марина Лутковская родом из Белоруссии, в Италии, в Лиссоне, провинции Монце Брианце, живет пять лет. У нее были веские причины с началом карантина уехать на родину, нужно было оформлять пенсию. Но она решила остаться рядом с мужем-итальянцем.

    — Потому что мы русские и не можем по–другому, как говорится, «вместе и в горе, и в радости», — говорит Марина. — Если честно, то бывает очень страшно. Вчера из Бергамо опять поехали военные грузовики с гробами. Включаем вечером новости и замираем. Слышим: более 600 умерших, на следующий день 793 умерших. В этот список попал и мой свекор, которого мы похоронили в понедельник. Он был уже достаточно преклонного возраста, в мае ему должно было исполниться 88 лет. У него в сердце стоял искусственный клапан, в последние дни он стал отказываться от еды. В госпитале лежал с кислородной маской. После смерти первый тест на коронавирус был отрицательный, а второй — положительный. Мы были в шоке, муж контактировал с отцом… Конечно, предполагаем, что свекор заразился уже в больнице. Муж, который вообще не пьет крепкие спиртные напитки и даже вино разбавляет водой, сказал: «Налей мне водки».

    Марина рассказывает, что сначала жители на севере Италии устраивали флешмобы, выходили в девять вечера на балконы, звучал гимн Италии, все стояли, поддерживая медиков в этой непростой ситуации, светили фонариками.

    — Сейчас этого уже нет. Народ устал, все сидят по домам. У итальянцев хорошая, сильная медицина, но она, скажем так, — мирная. Здесь до недавнего времени вообще не было такого понятия, как «инфекционная больница». У итальянцев много законов, которые не работают. Многие в Италии сейчас хотят такого правителя, как Путин, считают, что в данной ситуации нужна твердая рука и жесткие меры. Мне вчера позвонила сестра мужа, итальянка, и сказала: «Мы хотим диктатуру, мы устали».

    Ведь что было после первой недели карантина, когда правительство потребовало закрыть все рестораны? Спустя ровно семь дней все бары снова открыли для аперитивов. В кафе сидели мамы с детьми. Знаете, какой был тогда флешмоб: мы не будем паниковать! У итальянцев вся жизнь — «дольче вита».

    Теперь о благах цивилизации пришлось забыть.

    — Я мужа собираю в магазин, как на войну. Он надевает ту одежду, которую я потом могу поставить в стирку минимум на 60 градусов. Соответственно, на нем нет никаких вещей из шерсти или синтетики. Перед выходом на улицу я ему обрабатываю кожу бальзамом «Звездочка» около носа и рта. Он экипируется, надевает маску, перчатки, защитные очки. От семьи ходит со списком один человек. Пару мужа с женой вы в магазине уже не встретите. По приходе домой он разувается на террасе, я его встречаю в перчатках, забираю у него телефон, дезинфицирую его. Соответственно, обрабатываю все дверные ручки и пол в коридоре. Портмоне, ключи, продукты длительного хранения остаются на террасе. Я держу их там сутки на воздухе. Муж тут же идет в ванную комнату, снимает всю одежду, встает под душ. А я запускаю стирку и в кофейной чашке приношу мужу водку, и сама пью «боевые» пятьдесят грамм. После того как выносим мусор — опять обязательно встаем под душ.

    Как говорит Марина, из интернет-магазина «Амазон» еще можно заказать какие-то товары и еду.

    — Как смеется моя подруга, они играют с курьером в баскетбол. Она спрашивает у него: «Есть что-то бьющееся?» Если он говорит, что нет, она предлагает ему перебросить пакет с заказом через забор.

    Этажом ниже у Марины живет с семьей дочка мужа. Они давно уже друг к другу не заходят, общаются только с балкона.

    — Утром у нас с родственниками проходит ежедневная перекличка, мы перезванивается, подтверждая, что мы живы-здоровы. В нашем городке со вчерашнего дня начали вместе с почтой доставлять конверты с масками — по одной на каждого проживающего. Будущее всех пугает. Муж у меня индивидуальный предприниматель, у него своя строительная компания. Мы живем пока на то, что он заработал раньше. В банках по кредитам и налогам есть отсрочка, а вот коммунальные платежи все надо вносить, платить за свет, газ, Интернет. Еще пару недель он готов находиться на карантине, а потом намерен выйти на работу. Жить-то на что-то надо…

    Помощи из России все очень рады. Итальянцы были поражены оперативностью россиян.

    — Я говорила мужу, смотри, россияне за 12 часов собрали самолеты в «Чкаловском» с разных авиабаз страны, я сама из семьи военных, знаю, что такое приказ. Собрали груз, упаковали его и вылетели в Рим. А здесь их около двух суток мурыжили. Сказали, правда, что они сдают анализы. Но мне, например, все равно не понятна столь длительная задержка. В то время как у нас говорят «промедление смерти подобно», у итальянцев другая поговорка «пьяно-пьяно» — то есть «потихоньку-потихоньку».

    Итальянцы не готовы были на авиабазе под Римом в таком количестве принимать наши самолеты и грузы. Просто не успевали их разгружать…

    — Информация о прибытии российских военных вирусологов распространяется в основном через Фейсбук. В итальянских СМИ об этом очень скудная информация.

    В соцсетях распространяется фотография, где три девушки — китаянка, кубинка и россиянка — стоят рядом в платьях зеленого, белого и красного цветов, символизируя итальянский флаг. И подпись: «Только итальянцы так красиво могли сказать «спасибо» за помощь, которая пришла из Китая, Кубы и России».

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector