0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Есть ли коронавирус в минске форум

В четырех детсадах Минска были выявлены случаи коронавируса. Что там сейчас происходит?

Родители сообщают TUT.BY, что у двух сотрудников детского сада № 479 Минска выявили коронавирус. Сад, говорит одна из мам, продолжает работать, но детей ходит немного. Эту же информацию ранее нам сообщал еще один читатель. Получить официальный комментарий по ситуации нам не удалось.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Анастасия Жухарева, TUT.BY

Детский сад № 479 находится на улице Нестерова в Заводском районе Минска.

— В субботу мне позвонила знакомая, один ребенок у нее в группе с моей дочкой, а второй — в ясельной. Сказала, с ней связались из санстанции. В группе ее младшего сына у нянечки подтвердился коронавирус, — говорит собеседница. — Их и еще пару детей, которые на тот момент ходили в сад, забрали в инфекционку. Первый тест на коронавирус у малыша знакомой отрицательный.

Позже, продолжает собеседница, воспитательница им сообщила, что еще у одной сотрудницы сада тест на COVID-19 также дал положительный результат.

По словам мамы, группы, где работали зараженные сотрудницы, сейчас закрыты. Воспитанники на карантине. Сад работает, но детей ходит очень мало.

В детском саду № 479 сообщили: сад продолжает работать, дети в группы ходят. Комментировать ситуацию с коронавиусом не стали. Просили обратиться в управление по образованию Заводского района и Минздрав. Получить оперативные комментарии в управлении по образованию и пресс-службе Минздрава нам не удалось. Как только они появятся, мы их опубликуем.

А что в других садах, где были случаи COVID-19?

Это не первый случай, когда родители сообщают, что у сотрудников детских садов подтвердился COVID-19.

В начале недели минчанка Марина (по просьбе героини имя изменено) сообщила, что в детском саду № 455 Минска, куда ходит двое ее детей, у воспитательницы выявили коронавирус. Родителям об этом сказали в пятницу. Позже выяснилось, продолжает собеседница, что COVID-19 подтвердился у пяти детей в группе ее старшего ребенка. Именно с этими ребятами работала заболевшая воспитательница.

Сад, напомним, находится на проспекте Газеты «Звязда» в Московском районе.

— В среду нам сообщили, что у няни из группы младшего сына тоже выявили коронавирус, — описывает сложившуюся ситуацию Марина. — Дети из группы стали контактами первого уровня, вчера у них взяли тест на COVID-19. Карантин в саду по-прежнему не объявляют. Мы с мужем и детьми отказались от госпитализации. Зачем ехать в больницу, если у детей нет никаких симптомов.

Сейчас семья в самоизоляции. Сегодня Марина звонила главврачу своей 15-й поликлиники, интересовалась, может ли получить больничный, ей ответили — нет.

— Сказали, больничный положен только при госпитализации, — говорит собеседница. — Мы с мужем являемся контактами второго уровня. Я на удаленке, супругу, чтобы соблюдать самоизоляцию, пришлось взять отпуск.

1 апреля мы рассказали, что коронавирус подозревают у одной из воспитательниц детского сада № 398. Сад находится во Фрунзенском районе Минска на улице Тимошенко.

— У воспитательницы коронавирус подтвердился. Списывались с ней, вроде бы у нее все хорошо, — рассказывает один из пап. — У детей из группы и у второго нашего воспитателя первый тест на COVID-19 отрицательный. Насколько я знаю, ни у кого из ребят нет даже насморка. Они с родителями сидят дома.

Сад, по словам собеседника, работает. Дети, которые не пересекались с воспитательницей, продолжают ходить в группы.

30 марта читатели сообщили TUT.BY, что у одного из сотрудников яслей-сада № 566 Минска обнаружили коронавирус. Эту информацию «Радыё Свабода» подтвердили в администрации Партизанского района. Учреждение находится в микрорайоне Дражня.

— Насколько мне известно, ни у кого из детей тест на коронавирус не подтвердился, — говорит одна из мам. — Сейчас сад продолжает работать, но детей ходит немного.

Израильский врач: Беларусь уже не справилась с коронавирусом

Количество инфицированных будет расти.

Выпускница Белорусского государственного медицинского университета Любовь Клишевич три года назад переехала в Израиль. Сейчас она семейный врач в Ашкелоне. Любовь рассказала о том, почему белорусам серьезнее остальных нужно относиться к вспышке вируса COVID-2019, сообщает пресс-служба «Европейской Беларуси».

— Вы имеете опыт медицинского работника, как в Беларуси, так и в Израиле. Расскажите пожалуйста, в чем заключается принципиальный подход в борьбе с коронавирусом Израиля и Беларуси?

— Знаете в чем самое большое отличие? В открытости. В Израиле не скрывают любую информацию, в отличие от Беларуси. Предупрежден, значит вооружен. Если в Беларуси будет вспышка кори, например, это не будет разглашаться, вся информация исключительно между собой. Сотрудники получат памятки и предупреждение о неразглашении.

Здесь одинаковое отношение к пациенту. В РБ отношение к платнику и бесплатнику, пациенту в роддоме, например — это небо и земля. Поэтому плохо, что Беларусь не вводит страховую медицину. Не пришлось бы Лукашенко кричать о том, что «белорусы лечатся бесплатно», хотя все мы прекрасно об этой «бесплатности» осведомлены.

Уровень жизни конечно, тоже фактор, и сравнивать тут нечего. Уборщица в Израиле вполне может позволить себе уикенды, а страховка обеспечит ей медицинскую помощь на уровне. В Беларуси это что-то из разряда фантастики.

Израиль принял меры резко, при чем жесткие: карантин для всех на 14 дней. Конечно для государства это большие убытки: туристов нет, арендаторы квартир остались без прибыли, соответственно в казну не поступают налоги.

Отличие, как это не печально в том, что для Израиля жизнь и здоровье первоочередные, главная ценность, в отличии от Беларуси.

— Справится ли Беларусь с полномасштабной эпидемией в случае, если она начнется?

— Беларусь уже не справилась. Это будет апокалипсис. Для недопущения эпидемии границы должны быть полностью закрыты, это нужно было сделать еще вчера! Польша рядом, Россия. Нужно отменять массовые мероприятия, закрывать учебные заведения на карантин. И делать это нужно было давно. Так как в Беларуси отсутствовали своевременные меры по недопущению распространения коронавируса, количество инфицированных будет стремительно расти.

Куда будут помещать всех зараженных? Где брать аппараты искусственной вентиляции легких? Кто будет вырабатывать критерии о том, кого лечить в первую очередь, в условиях элементарной нехватки койкомест?

Работая в медицине Израиля, я критически оцениваю заявления Минздрава Беларуси, о том, что ситуация с распространением коронавируса под контролем. Есть с чем сравнить. Контролировать теоретически и практически — разные вещи.

— Что вы посоветуете белорусам?

— Изобретать велосипед не буду. Старайтесь избегать общественных мест массового скопления людей, мойте руки как можно чаще.

Есть ли коронавирус в минске форум

Чем в случае чего нас будут лечить медики, почему вирусом редко заражаются дети и чаще от него погибают пожилые люди?

Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней БГМУ, главный внештатный специалист Минздрава по инфекционным болезням Игорь Карпов рассказал TUT.BY все подробно.

«Условия в клетке взрослого человека больше подходят для этого вируса»

— Судя по новостям, дети коронавирусу практически не подвержены, при этом от него гибнут пожилые люди с хроническими заболеваниями. Почему так происходит?

— По детям вывод можно будет сделать только после того, как этот вопрос изучат окончательно. Но вирусы, действительно, по-разному приспосабливаются к разной структуре клеток в организме человека. Коронавирус ассоциируется с двумя основными локализациями — дыхательными путями и кишечником. Для развития заболевания важна структура клетки, куда вирус попадает: вирус-то одинаковый, а условия для его размножения в клетке разные. Есть разница между структурой тканей у ребенка и взрослого, поэтому, скорее всего, условия в клетке взрослого человека больше подходят для этого вируса.

Если говорить о том, что от него чаще всего умирают пожилые люди с хроническими заболеваниями, то можно провести параллель с тем же гриппом. Во время последнего в зоне риска в плане осложнений — люди после 60 лет, а среди хронических заболеваний, которые его отягощают, на первом месте, по статистике, — сахарный диабет, затем идут кардиоваскулярные хронические заболевания, длительный стаж курения, гипертоническая болезнь, хроническая обструктивная болезнь легких и хроническая почечная недостаточность.

— Правда ли, что из 100 заболевших коронавирусом могут умереть двое?

— Статистика со временем будет меняться, потому что еще остается много вопросов, связанных с тем, что не все заболевшие обращаются к врачу. А в статистику включены только те, кто как раз-таки за помощью обращается, и, согласно ей, из 100 заболевших Covid-19 умрут 2−2,8%. Поверьте, это немало. Да, эта статистика не такая значимая, как при многих других заболеваниях, но эти цифры тоже нельзя недооценивать.

С другой стороны, мы видим, что с вирусной инфекцией иммунитет человека достаточно часто справляется: 98% тех, кто столкнулся с коронавирусом, выздоравливают.

— Если бы кто-то заболел, то чем бы мы в Беларуси его лечили?

— Я перечислю несколько лекарств, которые сейчас используются при лечении коронавируса в разных сочетаниях. Это прежде всего «Рибавирин», и он есть в Беларуси. Это препарат, который раньше вместе с интерфероном применяли для лечения гепатита С. И сейчас при некоторых формах гепатита рибавирин тоже добавляется, что сокращает время лечения. Это хорошо известный противовирусный препарат.

Также используют «Лопинавир» с «Ритонавиром». Это лекарство до сих пор применяется для лечения ВИЧ-инфекции. Плюс ко всему в терапию включены интерфероны: альфа-интерферон используют для ингаляций, а бета-интерферон обычно применяют при рассеянном склерозе. Это достаточно дорогостоящий препарат, но он тоже в Беларуси есть.

Также, по последним данным, при лечении коронавируса применяют аналоги нуклеозидов и противомалярийное средство «Хлорохин». Важна и сыворотка крови переболевших коронавирусом: ее переливают заразившимся, но это делают только при системных поражениях. Неспецифический иммунитет повышают с помощью препаратов, содержащих иммуноглобулин. Эти лекарства тоже есть в нашем арсенале.

Однако пока нет единого мнения и каких-то результатов исследований, что наиболее эффективно при лечении коронавируса. Из 41 пациента с коронавирусом в Китае, по-моему, 40 человек в качестве стартовой терапии получили «Осельтамивир». Сейчас используются другие схемы лечения, потому что этот препарат используется только при гриппе.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— А если у человека коронавирус проявляется лихорадкой, с ней будут бороться?

— Обязательно! В реанимации в сложных случаях пациенты всегда получают заместительную терапию: если проблема с почками, то это экстракорпоральная детоксикация, при дыхательной недостаточности — это респираторная поддержка, в том числе и с помощью аппаратов ИВЛ. В обычных случаях — это снижение высокой температуры и детоксикация организма. Чтобы создать пассивный иммунитет, мы вводим таким пациентам еще и иммуноглобулины. То есть это целый комплекс мер, который зависит от случая и его сложности.

«Из 100 пациентов с коронавирусом тяжелое состояние примерно у 15%»

— Заболевшего коронавирусом привезут на скорой к вам в инфекционную больницу, но что будет дальше?

— У нас есть боксированное отделение, и пациента там изолируют. Если это сложный пациент, то он попадет в боксированную реанимацию. В зависимости от ситуации корпус будет закрыт, но если таких пациентов будет много, то возможно закрытие и клиники. В бокс есть отдельный вход и выход для пациента и также отдельный вход и выход для медперсонала. Такая же система есть и в боксированной реанимации.

Медики к такому пациенту будут приходить только в защитной одежде, так же происходит сейчас с каждым подозрительным случаем.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Вы, наверное, видели новость про главврача в Ухане, который умер от коронавируса. Медики всегда в зоне риска, когда приходит такой вирус. Какие сейчас настроения среди наших врачей?

— Конечно, все мы люди, но медики при этом очень спокойно выполняют свои обязанности и будут выполнять их и дальше по мере изменения ситуации. Никаких эмоциональных заявлений с их стороны сейчас нет. Пока драматизировать нечего, это далеко не первый вызов, с которым мы сталкивались. А все вызовы в 21 веке были связаны именно с вирусными инфекциями.

— С чем вы сравниваете ситуацию с коронавирусом?

— Мы всегда сравниваем с тем, что видели, а не только с тем, о чем слышим. Я не видел атипичной пневмонии Sars в 2003 году, хотя мы к ней готовились, и это тоже была коронавирусная инфекция с высокой летальностью, но она до Беларуси не дошла. Поэтому мы пытаемся сравнить эту инфекцию с гриппом, тем более что в Китае он сейчас тоже циркулирует и на протяжении года отмечаются волновые подъемы.

— В каком проценте случаев при коронавирусе могут понадобиться аппараты ИВЛ?

— Этот процент небольшой. Из 100 пациентов с коронавирусом тяжелое состояние примерно у 15%, при этом ИВЛ может понадобиться нескольким нуждающимся. ИВЛ-аппаратов у нас достаточно.

— А есть ли резерв лекарств на случай коронавируса?

— Резерв лекарств создается всегда. Сейчас резерв состоит из противовирусных препаратов, есть растворы для снятия интоксикации, есть антибактериальные лекарства. По опыту Китая очевидно, что в наиболее сложных случаях присоединяется еще и бактериальная флора, поэтому антибиотики должны быть обязательно. При этом запас лекарств есть не только в Минске, но и в регионах.

«Новая вакцина будет первой вакциной от коронавируса»

— Понятно, если пациент с коронавирусом будет в Минске, то его привезут в инфекционку. А людей из регионов тоже будут перевозить в столицу?

— У нас во многих региональных клиниках есть боксированные отделения — в той же Витебской областной больнице, в клинике в Гомеле, в инфекционной больнице в Гродно и других областных центрах. Есть планы перепрофилизации и других клиник в случае необходимости. Но такие планы готовятся всегда, хочу подчеркнуть, что это плановые мероприятия.

— А если пациент с коронавирусом будет в Слониме, то его повезут в клинику в Гродно?

— Это будет зависеть от тяжести состояния пациента и необходимости это делать. Как будет лучше для пациента, так и будет сделано. Я хорошо помню случай, когда в одном из районных центров женщину с тяжелым менингитом решили не транспортировать в областную клинику, а ей в местную больницу привезли лучший аппарат ИВЛ из области. Ее просто нельзя было перевозить с тяжелым отеком мозга.

— ВОЗ говорит, что первые испытания на людях вакцины от коронавируса начнутся через четыре−пять месяцев, а применять ее могут уже через полгода-год. Почему нужно столько ждать?

— Любая вакцина должна пройти целые этапы испытаний, потому что нет ничего хуже непродуманных решений. Если все хорошо и не будет побочных эффектов, то сначала вакцину начнут давать тем, кому она остро необходима, а после четвертой фазы испытаний перейдут к ее продажам.

На мой взгляд, эта вакцина вполне реально появится в те сроки, которые озвучивает ВОЗ.

— Коронавирусы, которыми заражаются люди, известны давно, но почему ни от одного из них нет вакцин?

— Коронавирусная инфекция (я сейчас не говорю о той, которая в Китае, а в целом) — это инфекция, которая проявляется легким течением заболевания, которое схоже с ОРВИ. И это заболевание занимает примерно 15% от общего количества ОРВИ. Вопрос вакцинации всегда должен быть оправдан: зачем мы это делаем? Дифтерия — смертельно опасное заболевание, и мы прививаемся, столбняк — смертельно опасное заболевание, грипп — серьезное заболевание с тяжелыми осложнениями, коронавирусная инфекция так не воспринималась. Три ее вида воспринимались как причина ОРВИ у людей, один как диарейная инфекция с поражением кишечника, но потом возник вирус Sars, затем Mers, а теперь Covid-19. Сейчас насчитывается восемь вирусов, вызывающих заболевание людей, а всего их известно более 30. И новая вакцина будет первой вакциной от коронавируса.

«Маска в Азии уже стала частью локальной культуры»

— Давайте поговорим еще и о медицинских масках. Все-таки они нужны или нет? И если нужны, то кому?

— По рекомендации ВОЗ, заболевший человек должен надеть маску, чтобы не распространять заболевание. Но если ты идешь один в маске по улице, а на улице морозик, то надо задуматься: что и зачем ты делаешь? От кого пытаешься защититься?

Если вы заболели и носите маску, то ее нужно периодически менять. Еще важно обращать внимание на мытье рук — ведь вирус передается контактным путем и сейчас есть исследования, что он может жить на поверхности предметов довольно долго.

— Если ты летишь через крупный аэропорт, но ты здоровый — нужно носить маску?

— В аэропортах большие скопления людей, и, если человеку неспокойно, то маску можно надеть. Многое же еще зависит от эмоционального состояния. Если кто-то с вами рядом кашляет и вы проводите с этим человеком несколько часов, то тоже можно воспользоваться маской.

С другой стороны, нужно понимать, что у нас нет такой скученности людей, как в странах Азии. Там маска уже стала частью локальной культуры, и местные жители носят их постоянно.

— А лично вы боитесь коронавируса?

— Что значит боитесь? Инфекции — наши опасные соседи, но, с другой стороны, без микробов нам нельзя и наша жизнь напрямую зависит от микроорганизмов. Во время подъема заболеваемости летальные случаи вызывают настороженность у любого человека, любого доктора и инфекциониста, но к этому надо относиться здраво. Медицинский работник находится в зоне риска, он должен принять все меры для защиты от инфекций. Настороженными быть надо, но в каждой ситуации нужно действовать профессионально и спокойно.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector