0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Есть ли коронавирус в корее

Как остановить коронавирус без драконовских мер: 4 секрета успеха Южной Кореи

«С медицинской точки зрения сейчас описано по большому счёту два сценария: «азиатский» сценарий, когда это быстро стихает, и «итальянский», когда это нарастает», — так 24 марта в разговоре с Владимиром Путиным описал два варианта распространения коронавируса Денис Проценко, главный врач клиники в Коммунарке, куда везут московских пациентов с подозрением на коронавирус. То, как ситуация с вирусом обстояла в Южной Корее — яркая иллюстрация «азиатского» сценария.

В первые недели распространения инфекции страна стала одним из основных очагов заболевания за пределами Китая. Первый случай заражения коронавирусом там был выявлен 20 января — через три недели после того, как о новом коронавирусе стало известно, и за 11 дней до регистрации первых случаев в Италии. К 29 февраля заболеваемость в стране достигла пика — за сутки было зафиксировано 909 новых случаев. Однако уже 5 марта этот показатель сократился до 438, еще через четыре дня — до 248 зараженных, а 9 марта корейские власти сообщили о 131 новом случае заболевания за сутки. К 22 марта суточный прирост числа заболевших замедлился до 64, в то время как, например, в Италии, в тот день было зарегистрировано 5560 новых случаев.

Еще более красноречивы данные о смертности от коронавируса. За все время эпидемии от инфекции умерли 126 человек при 9 000 заболевших, ежедневный прирост по смертям не превышает 10 человек в сутки (в основном речь идет о 2-4 случаях), в то время как в Италии прирост новых смертей идет на сотни (24 марта — более 700).

Южная Корея смогла остановить распространение инфекции без драконовских мер Китая на ограничение свободы слова и передвижения, а также без закрытия границ, как сделали это в Европе и США, пишет The New York Times. Южная Корея своим примером доказала, что вирус можно сдержать, не останавливая экономику, но будет ли работать ее модель за рубежом?

Перенимая опыт Южной Кореи, западные страны могут столкнуться с тремя препятствиями, ни одно из которых не связано с затратами или технологиями, считает The New York Times. Это слабая политическая воля, низкий уровень общественного доверия и время, которого уже нет. Издание также выделяет четыре урока, которые нужно вынести из опыта Южной Кореи.

Действовать быстро

Через неделю после выявления первого зараженного, 27 января, власти Южной Кореи встретились с представителями более 20 медицинских компаний и призвали их немедленно приступить к разработке тестов для массового производства.

Первый набор для теста, сделанный компанией Kogene Biotech Co., получил одобрение правительства 4 февраля. На тот момент в стране было зарегистрировано всего 16 случаев заболевания вирусом COVID-19. Поставка тестов началась три дня спустя.

«Обычно для утверждения теста требуется около года, но Управление по контролю качества и продуктов в силу чрезвычайной ситуации дала временное одобрение подходящим кандидатам», — рассказывает представитель Корейского центра по контролю заболеваний Пак Хён Гю.

«Южная Корея — открытое общество, и она хотела бы защитить свободу людей передвигаться и путешествовать», — объяснял министр здравоохранения Пак Нын Ху, — Вот почему мы проводим большое количество тестов».

Впрочем, меры карантинного характера корейским властям все же приходилось вводить. 18 февраля коронавирус был выявлен в городе-миллионнике Тегу у одной из пациенток, которая была членом христианской религиозной секты Синчонджи и посещала воскресные службы, на которых присутствовали тысячи человек. Власти сразу объявили Тегу «зоной особого внимания», закрыли школы, призвали жителей не выходить из дома и отправили туда дополнительных врачей, койки и оборудование.

Делать много тестов

За день Южная Корея может тестировать до 20 000 человек. Чтобы снять повышенную нагрузку на больницы, в стране было создано 633 центра, предназначенных только для тестирования на коронавирус, включая 50 станций на парковках, в которых люди могут пройти тест, не покидая своих автомобилей. Там они заполняют анкету, у них замеряют температуру и берут мазок из горла. Процесс занимает около 10 минут. Образцы, которые хранятся в герметичных контейнерах при 4 °C, доставляются в фургонах в 118 лабораторий. Результаты теста сообщаются в течение нескольких часов.

«Тестирование занимает центральное место, раннее обнаружение вируса сводит к минимуму его дальнейшее распространение и позволяет быстро лечить заболевших», — рассказал BBC глава южнокорейского МИДа Кан Гён Хуа. Он считает, что тесты — это «ключ к нашему очень низкому уровню смертности».

В Южной Корее было проведено более 300 000 тестов на 24 марта. Это в 40 раз больше тестов на каждого человека, чем было сделано в США, отмечает NYT. В России тестов также пока проведено значительно меньше — на совещании с участием Владимира Путина 24 марта вице-премьер Татьяна Голикова заявила, что проведено 163 000 тестов, при том, что население в России примерно в три раза больше южнокорейского.

Отслеживать, изолировать и контролировать

Южная Корея разработала методы активного отслеживания контактов еще во время вспышки эпидемии MERS (так называемый ближневосточный респираторный синдром) в 2015 году, пишет The New York Times. Медицинские работники отслеживали движения пациентов, используя записи с камер наблюдения, транзакции с кредитных карт и даже данные GPS с их автомобилей и мобильных телефонов.

«Мы проводили наши эпидемиологические расследования, как полицейские, — рассказал эпидемиолог Ки Мо Ран, который консультирует правительство по борьбе с коронавирусом. — Позже мы пересмотрели законы и обозначили приоритет безопасности общества над конфиденциальностью частной жизни».

Корейцы восприняли вторжение властей в частную жизнь как необходимый компромисс, пишет NYT. Те люди, которым предписано быть на карантине, должны установить на свой телефон специальное приложение, которое оповещает власти, если человек нарушил режим изоляции. Штраф за нарушение карантина может достигать $2500. На телефоны приходят оповещения в случае, если поблизости выявлен случай заражения. На веб-сайтах и ​​в приложениях для смартфонов можно получить почасовые, а иногда и поминутные данные о перемещении зараженных людей — какие автобусы они использовали, когда и куда они садились и выходили, даже информацию о том, носили ли они защитные маски.

Заручиться поддержкой общества

Опросы показывают, что большинство в южнокорейском обществе одобряет меры властей, пишет NYT — борьба с вирусом, словно в военное время, дала людям «чувство общей цели». Телевизионные передачи, объявления в метро и оповещения на смартфонах — все напоминает гражданам о необходимости носить маски и дистанцироваться.

Для того, чтобы победить эпидемию, необходимо предоставлять гражданам полный объем информации и требовать от них сотрудничества, говорит замминистра здравоохранения страны Ким Ган Лип. «Благодаря общественному доверию у нас очень высокий уровень гражданской осведомленности и добровольного сотрудничества для борьбы с коронавирусом. Все это очень помогает», — рассказал замглавы корейского МИДа Ли Тэ Хо.

Коронавирус в Северной Корее: есть или нет?

В то время как число зараженных коронавирусом в мире растет, власти Северной Кореи уверяют, что в стране нет заболевших COVID-19. А наблюдатели говорят о начавшейся эпидемии. Кто же прав? Об этом пишет «Немецкая волна».

Как и в большинстве случаев, когда речь идет о Северной Корее, в ситуации с распространением коронавируса в стране получить достоверную информацию о том, что там происходит, практически невозможно. Вместо неопровержимых фактов курсируют слухи, домыслы или пропаганда. Но одно известно совершено точно: пхеньянский режим начал реагировать на опасность распространения SARS-CoV-2 еще в конце января, задолго до того, как это сделала Европа. Северокорейские СМИ называли борьбу с коронавирусом «делом выживания нации».

13 марта власти КНДР сообщили Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) о том, что в стране нет ни одного случая заражения коронавирусом. В соседнем Китае на том момент было 80 000 инфицированных, а в Южной Корее — 8 000.

Что происходит в Северной Корее

В Северной Корее, как и во многих других государствах мира, из-за пандемии SARS-CoV-2 жизнь замерла. Действует полный запрет на въезд и выезд — железнодорожное, автомобильное и авиасообщение с внешним миром приостановлено. Школы и университеты закрыты. Все иностранцы, находящиеся в стране, оказались в 30-дневном карантине. Ограничения коснулись и сотрудников дипломатических миссий и, судя по некоторым сообщениям, даже северокорейских военных.

Командующий американскими войсками в Южной Корее генерал Роберт Абрамс 13 марта сообщал о том, что армия КНДР лишь спустя 30 дней вновь возобновила «привычные учения».

В качестве примера Абрамс назвал северокорейские ВВС: «24 дня подряд их самолеты не летали». По словам генерала, американские военные «вполне уверены» в том, что в Северной Корее были случаи заболевания COVID-19.

Власти Северной Кореи скрывают информацию?

По всему миру число зараженных коронавирусом уже превышает 1,4 млн человек. Более 82 тысяч заболевших COVID-19 умерли. Но официальный Пхеньян продолжает утверждать, что в Северной Корее нет случаев заражения коронавирусом. Это «практически невозможно», считает сотрудник Центра политики безопасности при Университете Джорджа Мейсона в Южной Корее Андрей Абрахамян, который на протяжении последних 15 лет регулярно посещал Северную Корею.

Ситуация с получением информации из страны ухудшилась из-за коронавируса, признал Абрахамyан в интервью DW: «Мы получаем оттуда еще меньше новостей, чем обычно, потому что въезжать и выезжать из страны практически невозможно».

Американская журналистка Джин Ли, в прошлом корреспондент агентства Associated Press, с 2007 по 2018 регулярно бывала в Северной Корее, а сейчас возглавляет программу корейских исследований в Центре Вудро Вильсона в Вашингтоне. По ее словам, сейчас в КНДР слишком мало иностранцев, которые могли бы сообщать информацию о том, что действительно происходит в стране. Иностранцы, отмечает Ли, не могут приближаться к больницам, чтобы понять, какова реальная ситуация: «Коронавирус позволил режиму ограничить передвижение граждан еще сильнее, чем обычно».

Что происходит на границе КНДР с Китаем?

Американская журналистка убеждена в том, что в Северной Корее тоже есть заболевшие COVID-19. Сообщениям властей она не доверяет: «Из-за транспортного сообщения с Китаем, протяженность границы с которым составляет более 1400 километров, мне трудно в это поверить».

По данным специализирующегося на северокорейской тематике портала 38North, свои контрольно пропускные пункты на границе с КНР Пхеньян закрыл для грузового транспорта и туристов еще в январе. Только один КПП открыт для импорта товаров, но на нем действуют строгие карантинные меры. На момент закрытия границы распространение коронавируса в Китае продолжалось уже два месяца.

Сообщения о первых случаях

На этом фоне сообщения властей Северной Кореи о том, что в стране нет зараженных коронавирусом, кажутся маловероятными. 9 марта интернет-портал Daily NK сообщил о том, что от симптомов, которые могут быть характерны COVID-19, умерли 180 северокорейских солдат. А в военных госпиталях применяли метанол для дезинфекции помещений.

25 марта Daily NK рассказал о том, что 11 заключенных умерли от остановки дыхания в одной из северокорейских тюрем. Официальной причиной их смерти был назван слабый иммунитет. Позже в той самой тюрьме также провели дезинфекцию.

Редакция интернет-портал Daily NK находится в южнокорейском Сеуле и имеет широкую сеть информантов по всей Северной Корее. Каждое сообщение, заверяют в редакции, имеет два источника. Но проверить достоверность сообщений от информантов с помощью независимых источников не представляется возможным.

«Наши источники сообщают, что чиновники по всей стране регистрируют множественные случаи летальных исходов при наличии симптомов COVID-19 как произошедшие от острого воспаления легких», — сказали DW в редакции Daily NK. Признаки, указывающие на начало эпидемии коронавируса в стране, по оценке редакции, более чем впечатляющие.

Между тем и северокорейские государственные СМИ все чаще рассказывают о пандемии коронавируса. Целью пропаганды в данном случае — показать, какие усилия прилагают власти, чтобы не допустить эпидемии SARS-CoV-2 в КНДР.

Здравоохранение Северной Кореи не справится с эпидемией

В Северной Корее около 25 млн жителей. Если подтвердятся предположения о начале там эпидемии коронавируса, система здравоохранения столкнется с задачей, которую не сможет решить без помощи извне.

«Население Северной Кореи очень восприимчиво к инфекционным заболеваниям из-за хронического недоедания», — констатирует американская журналистка Джин Ли. По ее словам, «клиники очень плохо оборудованы, чтобы справиться с эпидемией такого масштаба». В них не хватает элементарных вещей, указывает журналистка: «Одна из главных мер защиты от коронавируса — мыть руки с мылом горячей водой. Но и то, и другое во многих больницах Северной Кореи просто отсутствует».

По данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов (UNOCHA) от 25 марта, нехватка моющих и дезинфекционных средств наблюдается особенно в больницах КНДР, расположенных в сельской местности. По разным оценкам, около 9 млн северокорейцев имеют лишь ограниченный доступ к базовому медицинскому обслуживанию.

Как подчеркивает организация, закрытие границ из-за коронавируса и десятидневный запрет на ввоз товаров могут привести к катастрофическим последствиям, в том числе для медицинской сферы. Можно предположить, что все запасы в стране, включая вакцины и медицинские товары, до второго квартала 2020 года будут использованы. Северокорейский режим следит за тем, чтобы внутри страны все оставалось под контролем, а за ее пределы посылает сигнал о том, что никому не позволит диктовать ему какие-либо условия. Так, в марте, когда пандемия коронавируса охватывала все больше стран, Северная Корея демонстративно продолжала тестировать межконтинентальные ракеты.

Кто помогает Северной Корее?

26 февраля МИД России заявил, что Москва предоставит Северной Корее 1500 тестов для выявления коронавируса. Крупные международные организации, такие как «Врачи без границ» или Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца, отправили в КНДР гуманитарную помощь. На поставку медицинских товаров — защитных масок и перчаток, тестов и антибиотиков — из-за санкций в отношении Северной Кореи каждый раз должно быть получено специальное разрешение в структурах ООН, хотя такие товары не входят в санкционный список.

Гуманитарный груз от «Врачей без границ» 28 марта была направлен из Китая в Пхеньян. Помощь от Красного Креста и Красного Полумесяца до Северной Кореи пока не дошла. «Мы как раз занимаемся тем, чтобы собрать все необходимое, что нелегко сделать из-за повышенного спроса на эти медицинские товары во всем мире», — пояснила DW пресс-секретарь организации Элли ван Баарен.

В свою очередь, в самой Северной Корее тоже нужно получить разрешение на ввоз, поскольку эти медицинские товары попадают под правила карантина. Но и после того, как Пхеньян получит помощь, международные организации не смогут проверить, будет ли она использована по назначению, и как ее будут распределять.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Россию пытаются не допустить коронавирус из Южной Кореи, где новый летальный случай

В России принимают дополнительные меры и усиливают контроль, чтобы не допустить в нашу страну смертельно опасный коронавирус из Южной Кореи. Там ситуация ухудшается. В списке жертв уже семь человек. Заразившихся — около сотни.

К рейсам из Кореи сейчас особое внимание. Среди встречающих не только пограничники и таможенники — много санитарных врачей. Они первыми поднимаются на борт.

«Все службы — и пограничная служба, и таможенная служба — оповещены о порядке соблюдения личной гигиены, то есть соблюдение масочного режима, применение дезинфектантов. Для выявления заболевших в аэропорту имеются тепловизоры у трапа самолета», — сообщила начальник отдела эпидемиологического надзора управления Роспотребнадзора по Приморскому краю Валентина Воронок.

Симптомы очень похожи на пневмонию: температура и кашель. Ни у кого из пассажиров этого рейса жалоб на плохое самочувствие не было. Многие прилетевшие маски сняли только перед встречей с родными. Говорят, в Южной Корее сейчас все себя стараются защитить от инфекции.

«Все ходят в масках. И сегодня с утра, пока вылета ждали, очень много было корейцев — никогда не видел такую концентрации! Мы проходили таможню минут 30. Перед нами корейцев человек 300, как будто улетают из страны», — рассказывает Дмитрий Черепанов.

Южнокорейские города и Владивосток ежедневно связывают четыре рейса. Пассажиров, которые летят на полуостров, заранее предупреждают о вспышке инфекции. Туркомпании ведут с клиентами разъяснительную работу. Помогает не очень. Отказываться от поездок в опасный регион российские туристы не готовы, берут с собой даже детей.

«Купили билеты еще до того, как начались проблемы. Сдавать билеты не хочется. Будем надеяться на русский авось, пронесет», — сказала Анастасия Вишневская.

В Южной Корее закрыты две тысячи школ и детских садов. На карантине уже целые поселки. Вирус по стране распространяется стремительно. За сутки число заболевших увеличилось на треть. Семь человек погибли. Страх заразиться многих держит дома. Опустели улицы, общественный транспорт, торговые центры. В аптеках маски нарасхват.

«Новости о вирусе оказались для нас полной неожиданностью. Нам не хватает масок — мы можем продать в день около 600 штук, а требуется тысяча. Поставщики просто не успевают за спросом», — говорит фармацевт Ли Йон Мин.

На карантине уже больше 2.5 тысяч жителей. Власти готовы принудительно изолировать тех, у кого есть подозрение на заражение.

Президент проводит экстренные совещания и требует как можно скорее взять ситуацию под контроль. Страна несет убытки. От поездок в Корею уже отказались больше 20 тысяч иностранных туристов.

«Ситуация постоянно меняется, поэтому специалистам нужно реагировать максимально быстро. Необходимо предотвратить эпидемию. Кроме того, нельзя забывать об экономических последствиях — распространение вируса уже ощутимо ударило по туристической и другим отраслям», — заявила президент Южной Кореи Пак Кын Хе.

Ростуризм рекомендует воздержаться от поездок в Южную Корею и целый ряд ближневосточных стран: Саудовскую Аравию, Арабские Эмираты и Катар. По данным эпидемиологов, вирус полное название которого «Ближневосточный респираторный синдром», на Корейский полуостров попал из арабских стран.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector