1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что происходит в китае с коронавирусом

Наука

Медицина

«Крупнейшая ошибка Европы»: что Китай знает о коронавирусе

Китайский ученый рассказал, как справиться с пандемией коронавируса

Подавить эпидемию коронавируса можно изолировав всех больных, а на людей без симптомов надев маски, считает ведущий китайский ученый Джордж Гао, один из первых, кто получил геном SARS-CoV-2. Его беспокоит, что в других странах карантин не соблюдается в достаточной степени.

Генеральный директор Центра по контролю и профилактике заболеваний в Китае Джордж Гао рассказал журналу Science, какие ошибки допускают другие страны в борьбе с эпидемией COVID-19 и почему надо носить маску даже если симптомов болезни нет.

В январе 2020 года Гао вошел в состав команды, изолировавшей коронавирус SARS-CoV-2 и секвенировавшей его геном. Также он был соавтором статей, предоставляющих первые подробные эпидемиологические данные.

Кроме того, его команда предоставила важные данные международной комиссии, организованной ВОЗ, которая после поездки в Китай составила доклад, помогающий понять, какие меры стоит принимать в связи с эпидемией.

На протяжении двух месяцев корреспонденты не могли с ним связаться — Гао был перегружен работой, и общение с журналистами не входило в его планы.

В итоге он согласился на интервью. Вопросы пришлось на протяжении нескольких дней то отправлять почтой, то обсуждать по телефону, то с помощью голосовых сообщений.

— Чему подход Китая к COVID-19 может научить другие страны?

— Соблюдение социальной дистанции — важнейшая стратегия борьбы с любыми инфекционными заболеваниями, особенно если это респираторные инфекции. Во-первых, мы использовали нефармацевтические стратегии, потому что нет никаких специфических лекарств от COVID-19, нет вакцин. Во-вторых, нужно быть уверенными, что мы изолируем всех заразившихся. В-третьих, те, с кем больные близко контактируют, тоже должны находиться в карантине: мы проводим много времени, пытаясь отследить близкие контакты и убедиться, что эти люди изолированы. В-четвертых, необходимо приостановить общественные собрания. В-пятых, нужно ограничить передвижение, поэтому мы закрываем границы.

— Ухань был закрыт с 23 января, затем — соседние города в провинции Хубэй. В других провинциях ограничений было меньше. Как все это было скоординировано и насколько важен был надзор за мерами, которые принимались в разных районах?

— Необходимо понимание, консенсус. Для этого нужно очень сильное руководство, как на местном, так и на национальном уровне. Нужен руководитель и координатор, работающий в тесном контакте с общественностью. Контролирующие соблюдение мер лица должны знать, кто находится в тесном контакте, кто может быть заражен. Они должны быть очень бдительными. Они играют ключевую роль.

— Какие ошибки совершают другие страны?

— Крупнейшая ошибка Европы и США, на мой взгляд, в том, что люди не носят маски.

Этот вирус передается воздушно-капельным путем и при тесном контакте. Капли играют очень важную роль — нужно носить маску, потому что, когда разговариваешь, изо рта вылетают крошечные капли. У многих людей инфекция протекает бессимптомно или может находиться в инкубационном периоде. Если они носят маски, это может предотвратить распространение капель с вирионами и заражение других людей.

— А что насчет других мер контроля? Китай активно использует термометры, например, на входах в магазины, здания и на остановках общественного транспорта.

— Да. Куда бы вы ни пошли в Китае, наткнетесь на термометры. Нужно стараться измерять температуру людей как можно чаще, чтобы убедиться, что люди с высокой температурой изолированы.

Важный нерешенный вопрос — насколько стабилен этот вирус в окружающей среде. Поскольку это оболочечный вирус, люди думают, что он уязвим и особенно чувствителен к температуре поверхностей или влажности. Но, судя по результатам американских и китайских исследований, он достаточно живуч на некоторых поверхностях. Он может выжить во многих средах. Нам нужны научно обоснованные ответы.

— В Ухане люди, у которых тест на коронавирус оказался положительным, но симптомы были выражены слабо, все равно оказались в больничных изоляторах, им не разрешали видеться с семьями. Следует ли так делать и в других странах?

— Инфицированных людей необходимо изолировать.

Это надо делать везде. COVID-19 можно сдержать только в том случае, если удастся избавиться от источников инфекции. Вот почему мы построили модульные больницы и переоборудовали в больницы стадионы.

— Есть много вопросов об источнике вспышки в Китае. Китайские исследователи сообщили, что самый ранний случай заражения произошел 1 декабря 2019 года. Что Вы думаете о докладе в South China Morning Post, в котором говорится, что данные китайского правительства показывают, будто были случаи в ноябре 2019 года, а первый произошел 17 ноября?

— Нет никаких веских доказательств, что у нас уже были случаи заражения в ноябре. Мы пытаемся понять, откуда взялся вирус.

— Уханьские представители системы здравоохранения связали большое число случаев заражения с рынком морепродуктов и закрыли его 1 января. Предполагалось, что вирус попал к людям от проданного и, возможно, разделанного на рынке животного. Но в одной из своих работ, которая включала ретроспективный поиск случаев, вы сообщили, что четверо из пяти первых инфицированных людей не имели связи с рынком морепродуктов. Считаете ли вы, что рынок морепродуктов был вероятным местом происхождения, или он послужил местом распространения вируса, но не первоисточником?

— Это очень хороший вопрос. Вы работаете как детектив. С самого начала все думали, что вирус попал к людям с рынка. Сейчас я считаю, что он мог быть как местом происхождения вируса, так и просто способствовать его распространению. Так что это научный вопрос. Есть два варианта.

— Китай также критиковали за то, что он не поделился секвенированным геномом вируса сразу же. История о новом коронавирусе вышла в The Wall Street Journal 8 января, и ее источником были не китайские ученые. Почему нет?

— Это была очень хорошая работа со стороны журналистов. Китай проинформировал ВОЗ о полученных данных, и я думаю, что время между появлением статьи и официальным распространением этих данных составило, возможно, несколько часов. Не больше дня.

— Но общедоступная база данных вирусных последовательностей позже показала, что первая из них была представлена китайскими исследователями 5 января. Так что прошло, по крайней мере, три дня. Сейчас это не изменит ход эпидемии, но, честно говоря, остаются некоторые вопросы.

— Я так не думаю. Мы оперативно поделились информацией с коллегами-учеными, но это касалось общественного здравоохранения, и нам пришлось ждать, пока политики объявят об этом публично. Вы же не хотите, чтобы общественность паниковала? И никто ни в одной стране не мог предсказать, что вирус вызовет пандемию. Это первая пандемия чего-то помимо гриппа.

— Лишь 20 января китайские ученые официально заявили о наличии явных свидетельств передачи вируса от человека к человеку. Как вы думаете, почему эпидемиологам в Китае было так трудно обнаружить, что это происходит?

— Подробных эпидемиологических данных еще не было. И с самого начала мы столкнулись с очень страннным, маскирующимся вирусом. То же самое можно сказать и о Италии, и о других странах Европы, и о США. С самого начала все думали: «Ну, это всего лишь вирус».

— Распространение вируса в Китае значительно снизилось, а новые подтвержденные случаи — это в основном люди, въезжающие в страну, верно?

— Да. На данный момент у нас нет передачи вируса среди местного населения, основная проблема — завезенные случаи.

В Китай прибывает много инфицированных людей.

— Но что будет, когда жизнь в Китае вернется в нормальное русло? Как вы думаете, достаточно ли людей заразилось, чтобы коллективный иммунитет защищал от вируса?

— Коллективного иммунитета у нас точно еще нет. Но мы ждем более точных результатов тестов на антитела, которые могут сказать нам, сколько людей действительно заразились.

— И какова теперь стратегия? Выиграть время, чтобы найти эффективные лекарства?

— Да, наши ученые работают как над вакцинами, так и над лекарствами.

— Многие ученые считают ремдезивир самым многообещающим лекарством, которое сейчас тестируется. Как вы считаете, когда будут получены данные о клинических испытаниях препарата в Китае?

— Есть ли у китайских ученых животные модели, которые, по вашему мнению, достаточно надежны для изучения патогенеза и тестирования лекарств и вакцин?

— В настоящее время мы используем обезьян и трансгенных мышей, у которых есть АCE2, человеческий рецептор вируса. Мыши широко используются в Китае для оценки эффективности лекарств и вакцин, и есть как минимум, пара статей об исследованиях на обезьянах, они выйдут в ближайшее время. Могу сказать, что исследования на обезьянах эффективны.

— Что вы думаете о том, что президент США Дональд Трамп называет новый коронавирус «китайским вирусом»?

— Определенно нехорошо называть его «китайским вирусом». Вирус принадлежит Земле. Вирус — наш общий враг, а не отдельного человека или страны.

Как в Китае борются с коронавирусом и как там живут люди

В Китае уже неделю не вводят новые ограничительные меры, города выглядят более оживленными, говорит Мария.

Россиянка Мария работает в Китае и во время эпидемии находится в стране. О том, как в КНР борются с распространением вируса и как там живут люди, она рассказала zakon.kz.

О мерах по борьбе с коронавирусом в Китае

Я очень впечатлена тем, как действует правительство Китая. Судя по тому, что я читаю в чатах экспатов, судя по тому, чем делятся мои друзья и знакомые, по всей стране вводятся одинаковые меры: о том же, что я видела у себя на юге Китая, рассказывают ребята из Шанхая, Пекина и мелких городов. В целом, меры регулирования очень похожи.

Во-первых, на входе в публичные места — метро, автобусы, торговые центры, вокзалы — обязательно измеряют температуру.

Потом такой контроль ввели при входе в жилые комплексы. В разгар эпидемии мы с другом, у которого я жила в Шэньчжене, заказали огромную бутыль питьевой воды, потому что воду из-под крана тут не пьют. Ее должен был привезти курьер, но он написал, что не может к нам проехать: все перекрыто. Мы вышли из дома и увидели, что ближайший проход на улицу, перегорожен. Там поставили металлический заборчик по пояс, рядом с ним были какие-то таблички на китайском. На следующий день к этому забору прикрутили фанерку. Оказалось, в ЖК закрыли все выходы, кроме одного, где охранник проверял температуру у всех входящих. Такие же меры появились во всех жилых комплексах в округе. Сейчас я переехала в Гуанчжоу – и вижу то же самое.

В некоторых жилых комплексах ввели ограничения: как часто, насколько и какому количеству членов семьи разрешено выходить на улицу. Я знаю, что где-то можно выходить на улицу раз в 2 дня, 2 раза в неделю, раз в день, но возвращаться не позднее 20:00, или раз в день, но не больше, чем на 2 часа.

Мне повезло – в моем жилом комплексе такого нет. На выходе мне просто дают зеленую ламинированную бумажку, а когда я возвращаюсь, отдаю ее обратно охране.

Кнопки лифтов в жилых комплексах покрывают пищевой пленкой, чтобы на них не оставалась инфекция. Мой друг рассказывал, что у него в доме сделали еще интереснее. В лифте натыкали зубочистки: ты должен вытащить одну из них, нажать, а после ее выкинуть.

По всей стране сделали обязательным ношение масок: без них нельзя находиться на улице, в некоторых регионах за это даже штрафуют. При входе в подземку в Гуанчжоу висят объявления, что пользование услугами метро без маски запрещено.

В первое время был дефицит масок: я приходила в аптеки, прикладывала ладонь ко рту, показывая, что мне нужна маска, но мне отвечали, что их нет. При этом китайцы все как один были в масках: уж не знаю, где они их брали. Носить старую, хотя и стиранную маску не хотелось, но ко мне подходили полицейские или сотрудники охраны и просили ее надеть. Один раз нас с другом вывел из магазина охранник, потому что мы были без масок – правда, мы все равно успели купить, что хотели.

Также я читала, что в аптеках запретили продавать жаропонижающие средства без рецепта для того, чтобы люди не могли скрыть симптомы болезни. Для тех, кто утаивает симптомы вируса и отказывается пройти медицинское обследование при их наличии, введена законодательная ответственность.

В Шэньчжэне и Гуанчжоу при входе в общественный транспорт надо пройти регистрацию – отсканировать код с помощью местного мессенджера WeChat. Это позволит отследить, с кем мог контактировать и находиться рядом заразившийся. По вагонам метро ходит специальный сотрудник, который размахивает табличкой, где на английском и китайском написано о необходимости регистрироваться. Если честно, я этого не делаю – попробовала однажды, но почему-то не сработало.

На улицах и в общественном транспорте много социальной рекламы, посвященной борьбе с вирусом. На информационных щитах транслируются видеоролики и висят плакаты о правилах поведения и мерах профилактики, некоторые из них переведены на английский.

На карантине

Во многих городах введен карантин для тех, кто приезжает из другого региона или прилетает в страну. При смене места жительства в Китае ты обязан зарегистрироваться в полиции, а после к тебе домой приходят сотрудники правопорядка и сообщают, что в течение определенного срока ты не можешь выходить из квартиры. В Пекине и Шанхае карантин длится 14 дней, а моя знакомая, которая вернулась из новогоднего путешествия в небольшой городок на севере, застряла дома на три недели. Нельзя выйти даже в магазин, благо в Китае очень развита доставка еды.

На карантин закрывают целые города. Мы столкнулись с этим, когда в начале февраля хотели отпраздновать день рождения моего друга на море. Мы специально выбрали дикий пляж, решив, что его уж точно не закроют, но ошиблись. На остановке, где мы собирались делать пересадку с одного автобуса на другой, к нам подошли волонтеры и замерили температуру. Они сообщили, что до места назначения мы не доедем – путь преграждает населенный пункт, жители которого ограничили въезд для неместных. Некоторые города закрыты решением правительства и на въезд, и на выезд, например, эпицентр заболевания Ухань.

Что сейчас происходит

В разгар эпидемии города опустели. Особенно безлюдными мегаполисы выглядели в китайский новый год: это время принято проводить с семьей, поэтому многие китайцы разъехались по родным городкам. Сейчас народу на улицах стало больше, начали работать многие заведения.

По моим ощущениям, кризис миновал. Если наблюдать за статистикой заболеваемости, то видно, что число инфицированных уменьшается, а число выздоровевших – растет. Хотя старые ограничительные меры еще действуют, но уже неделю не вводят новых, а города выглядят более оживленными. И это не только мои впечатления: знакомым из других частей Китая тоже кажется, что ситуация улучшается.

О моей жизни

В Китае я работаю учителем английского языка. Сейчас все учреждения образования закрыты на карантин. По последним данным, в моей провинции Гуандон ничего не откроется раньше апреля, а в марте правительство разрешило проводить только онлайн-классы.

В некоторых учебных заведениях интернет-уроки организовали уже в феврале, в том числе в тренинг-центре, где я работаю. Как я понимаю, в детских садах и школах онлайн-обучение вводится на обязательной основе. Мы же провели бесплатные демо-уроки, чтобы родители определились, хотят ли они, чтобы их дети учились в таком формате – согласились не все.

Правительство распорядилось, что время вынужденного простоя из-за карантина работодатели должны оплатить. Но многие учителя-иностранцы жалуются, что кому-то выплачивают только прожиточный минимум по региону, а кому-то – вообще ничего. Я тоже не получаю зарплату – только деньги за проведенные онлайн-уроки. Но некоторым моим знакомым повезло: по крайней мере, оклад за февраль они получат целиком.

Почему я решила остаться? Я ожидала, что карантин закончится раньше, и не видела смысла уезжать. Изначально были прогнозы, что мы начнем работать в середине февраля, затем – начале марта. Кроме того, даже в разгар эпидемии мне не было страшно. Несмотря на то, что количество заболевших в целом большое, в масштабах населения Китая их немного. Если честно, вирус пугает меня куда меньше, чем те меры, которые вводились для борьбы с ним. Однако я не могу не выразить большое уважение китайскому правительству, которое смогло организовать слаженный отпор вирусу в стране с почти полуторамиллиардным населением.

Китай превращается в самое безопасное по коронавирусу место на Земле

Китай стал источником самых обнадеживающих новостей о коронавирусе. Практические все новые случаи — завозные, и их крайне мало. Все прибывающие в Китай иностранцы сразу попадают на карантин. А желающих много: на Западе, где темпы заражения растут день ото дня, Поднебесную рассматривают как одно из самых безопасных мест на планете.

Крупные государства сравнивают свои карантинные меры и свои данные с китайской моделью. При этом аналитики уже делают первые выводы, у каких стран получается сдерживать вирус эффективно, а у каких не очень.

Так, в Южной Корее смогли переломить ситуацию примерно через две недели с момента, когда количество инфицированных перевалило за 100. Еще позитивнее выглядит график Японии.

Что касается Европы, то Италия повторяет динамику Китая. То же самое происходит во Франции, Испании, Германии. В этих же рамках держатся США.

Делать выводы по России пока рано. Но по нормативам российская система сориентирована на данные 2009 года, когда была объявлена пандемия свиного гриппа.

По тем данным было высчитано необходимое в России количество аппаратов искусственной вентиляции легких. На каждый миллион человек населения оказалось необходимо 200 аппаратов ИВЛ при эпидемии длительностью 60 дней. Так каждый может высчитать, сколько аппаратов должно быть в его городе и регионе, и сравнить с реальными данными. По России должно быть 29 тысяч аппаратов, по словам вице-премьера Голиковой, в ближайшее время можно ввести в строй до 40 тысяч.

Для сравнения: в Соединенных Штатах сейчас к работе также готовы примерно 200 современных аппаратов на каждый миллион жителей. При этом американские врачи могут достать еще и устаревшие модели.

А вот в Великобритании надеются избежать большой нагрузки на клиники и реанимации. Там на 1 миллион населения — всего 100 штук аппаратов ИВЛ, в два раза меньше, чем в России и США.

В любом случае после пандемии многие страны будут ориентироваться на ту модель сдерживания, которую признают наиболее эффективной. И безусловно, коронавирус скорректирует национальные системы здравоохранения.

А пока в мире с интересом наблюдают за тем, что еще два-три месяца назад было невозможно представить. Так, в венецианских каналах появилась прозрачная вода — теперь там даже можно рассмотреть рыбок. А над центральным Китаем, по данным NASA, из-за остановки промышленных производств до сих пор сохраняется прозрачное небо.

Самые опасные вирусы XXI века

Новый коронавирус, получивший название COVID-19, распространяется по миру: список стран, где были зафиксированы случаи заболевания, расширяется с каждым днем. Так же стремительно меняются данные о числе заразившихся, скончавшихся и вылечившихся. Однако этот коронавирус — далеко не первый за последние два десятилетия. О наиболее известных массовых вирусах в XXI веке — в нашем материале.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector